На главную


Инокиня Васса (Ларина)

«Слава Богу, Свою Церковь не оставляющему»

Самосознание РПЦЗ на Третьем Всезарубежном Соборе 1974 г.

(доклад на очередной богословской конференции Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета)

8 сентября 1974 г. (1) в Св. Троицком монастыре в Джорданвилле открылся Третий Всезарубежный Собор РПЦЗ. Присутствовало 15 архиереев и 72 делегата из клириков и мирян, председательствовал Первоиерарх РПЦЗ митр. Филарет. В таком составе Собор заседал полторы недели (до 19 сентября). Затем, с 23 сентября заседал Архиерейский Собор в здании Синода в Нью Йорке. Собор закрылся 2 октября Божественной Литургией в синодальном храме.

I . Внутрицерковные задачи Собора

Перед Третьим Всезарубежным Собором стояли прежде всего внутрицерковные, пастырские вопросы. Обсуждались проблемы соблюдения «русского церковного быта» в сложных заграничных условиях, (2) проблемы внутренней жизни отдельных приходов и епархий. (3) Особенно много времени уделялось приходским школам, «имея ввиду», как говорится в резолюции по данному вопросу, «первостепенное значение наших церковных школ в зарубежьи в деле сохранения подрастающих поколений православными и русскими» . (4) В резолюции же Миссионерско-издательской Комиссии говорится об особенных задачах священника в заграничных условиях, причем под «миссионерством» священника разумеется прежде всего работа с собственными прихожанами, т.е. внутренняя миссия Церкви: «Священник должен временне и безвременне , как говорит Апостол Павел, учить, наставлять, укреплять; разъяснять истины веры православной всем своим прихожанам и защищать их от еретических и других модных течений, в особенности же должен заботиться об укреплении в Православии новообращенных и живущих в смешанных браках». При этом священнику рекомендовалось «Возможно чаще посещать дома прихожан, стараясь придавать беседе религиозный характер», а также: «Издание книг, брошюр и листков как на русском, так и на местных языках, могущих быть полезными для изложения истин Веры и духовного развития христиан... Где это оказывается возможным, необходимо передавать такую литературу и русским людям из СССР». (5)

Обсуждались и кадровые проблемы заграничной Церкви. Прочитаем начало «Резолюции по вопросу о пополнении клира»: «Третий Всезарубежный Собор РПЦЗ с тревогой устанавливает факт острого недостатка священнослужителей и озабочен принятием необходимых мер к пополнению клира. Основной причиной оскудения клира является общее для всех христианских вероисповеданий омирщение духа. В жизни же Русской Зарубежной Церкви есть еще два неблагоприятных фактора, усугубляющих проблему недостатка духовенства: это постепенная ассимиляция русской эмиграции с окружающей средой и материальная необеспеченность духовенства». (6)

Как видно из нашего краткого обзора внутрицерковных задач Третьего Зарубежного Собора, основной угрозой духовной жизни заграничной Русской Церкви являлась окружающая, неправославная среда. Отсюда основная пастырская задача Собора – борьба с ассимиляцией своей паствы, иными словами – борьба за духовное самосохранение .

II . Внешнецерковное положение

На фоне этой основной, внутрицерковной задачи мы будем рассматривать внешнецерковное положение Русской Зарубежной Церкви в 1974 г. Условно говоря, положение Зарубежной Церкви в тогдашнем православном мире можно назвать самоизоляцией , вернее же – обращением вовнутрь , занятием почти исключительно внутрицерковным, пастырским деланием. Как известно, РПЦЗ к этому времени уже не принимала участия в экуменическом движении (7) , почти никакого общения с другими православными Церквами и юрисдикциями не имела, разве что периодически выступала в печати против участия православных в «экуменизме». Такое обращение Зарубежной Церкви вовнутрь в годы первоиераршества митр. Филарета – чрезвычайно важное явление в истории Зарубежной Церкви, которое можно оценивать по-разному. По-разному оценивали это явление и архиереи РПЦЗ на Третьем Всезарубежном Соборе.

Отношение епископов Третьего Всезарубежного Собора к изолированному положению Зарубежной Церкви разделялось, упрощенно говоря, на два полюса:

1.) Первая позиция, выраженная в большинстве из резолюций Собора и занимаемая, в частности, Председателем Собора митр. Филаретом и протопресвитером Георгием Граббе, рассматривала тогдашнее положение заграничной Церкви необходимым для сохранения ее свободы , видя в сближении с другими Церквами, связанными участием в экуменическом движении или коммунистической властью, опасность предательства истины. С этой точки зрения, Зарубежная Церковь занимала исключительное положение в православном мире: у нее было особое призвание, – напоминать остальным православным церквам о догмате Церкви. Открывая Третий Всезарубежный Собор в Джорданвилле, митр. Филарет говорит в своем вступительном слове: «Помните, что мы одиноки в мире, потому что наша Церковь по существу единственная, которая свободна, и свободно может предупреждать мир о той страшной опасности, которая нависла над ним. Мы не с гордостью об этом говорим, а со скорбью, потому что в том то и беда, что не удается убедить ‘свободный' мир, что над ним эта опасность нависла. […] Перед нашим Собором стоят большие задачи... Прежде всего Собор должен выявить не только для русской паствы, но и вообще для всей Церкви самое понятие о Церкви; раскрыть догмат Церкви... Собор должен определить место нашей Зарубежной Церкви среди теперешнего православия, среди других так называемых церквей. Мы говорим ‘так называемых' ибо хотя часто говорят о многих ‘церквах', но Церковь Христова одна и Едина.». (8) Мы не можем остановиться на проблематике экклезиологической позиции митр. Филарета, сходную со взглядами протопресв. Георгия Граббе (9) . Надо однако заметить, что в случае Владыки Филарета, почитаемого в Зарубежной Церкви за свою высокомолитвенную и аскетическую жизнь, нельзя рассматривать его подчас жесткие высказывания без учета его общей обращенности вовнутрь . Если в истории Церкви известны с одной стороны деятели «Церкви не от мира сего» и с другой стороны деятели «Церкви в мире сем» (10) , если в Церкви неизбежно присутствуют антиномичные начала «пустыни» и «империи», (11) то митр. Филарет был несомненно представителем «пустыни». К этой теме мы вернемся в конце нашего сообщения.

2.) Вторая позиция, составляющая противоположный полюс позиции митр. Филарета, видела в изоляции Зарубежной Церкви практический вред для деятельности Церкви в инославной, зарубежной среде, или более того – опасность сектантства и отказ от более умеренного, «царского» пути митрополитов Антония и Анастасия. Такую позицию на Соборе 1974 г. занимает прежде всего архиеп. Антоний Женевский в своем докладе, «Наша Церковь в современном мире», прочитанном на четвертый день заседаний в Джорданвилле. Мы подробнее остановимся на этом докладе, т.к. в нем представлен обзор постепенной изоляции Зарубежной Церкви в православном мире, важный для понимания того этапа, на котором находилась заграничная Церковь в 1974 г.

В начале своего доклада Архиепископ Антоний описывает отношение митрополита Антония (Храповицкого) к новостильным православным Церквам: «Глава нашей Церкви м. Антоний...как истинный пастырь Церкви Христовой, а не как книжники и фарисеи нашего времени, указал нашей Церкви средний, царский путь, вооружившись на этом пути мечем истины и огнем любви и милосердия. [...] Он не порывает молитвенного общения с Церквами, принявшими новый календарь, он никого не анафематствует... Он принимает например приглашение Румынской Церкви и отправляется в Румынию после того, как эта Церковь перешла на новый стиль». (12) Далее докладчик переходит на первоиераршество митр. Анастасия: «При митр. Анастасии мы, до самого последнего времени, молились за святейших патриархов православных, хотя они были уже экуменистами и новостильниками. При нем же произошло важное и грустное событие в православном мире: все поместные Церкви окончательно вошли в Мировой Совет Церквей. Митр. Анастасий не колебался. Одна наша Церковь в свободном мире отказалась от экуменического движения. Что это значит? Значит, что без лишних слов и анафем Свободная Русская Церковь осудила твердо и решительно экуменизм, как движение не православное! Избирает она свой собственный путь в Православии... Митр. Анастасий не боялся остаться одиноким на этом пути. И однако мужественный старец не рвет ни с кем молитвенного общения, не объявляет никого еретиками, не мечет громы и молнии... Ведь назвать своего брата еретиком не трудно, но в очах Божиих, осудивший ближнего в ереси принимает на душу ответственность, как предвосхититель суда Церкви» (13) . Затем архиеп. Антоний затрагивает отношение митр. Анастасия и Святителя Иоанна Шанхайского к новому стилю: «Митр. Анастасий впервые допускает новый стиль в нашей Церкви для новообращенных из инославия. Так покойный, многими почитаемый как праведник и подвижник нашего времени архиеп. Иоанн принимает в Зап. Европейскую епархию группу православных голландцев, которые, пользуясь новым календарем, просуществовали в нашей Церкви 22 года – срок немалый. В то же время появились в нашей Церкви новостильники румыны. .. (14) Затем докладчик продолжает: «Митр. Анастасий, отказавшись от экуменического движения, посылает охотно на их съезды своих наблюдателей, для свидетельства истины. Не задумываясь, послал он наблюдателей от нашей Церкви и на Ватиканский Собор. Он принимал таким образом с достоинством участие в жизни католиков и протестантов, не боясь, но и не смешивая однако никогда истины с ложью, не ставя себя в равное положение с инославными. Он пытался бросить в это движение зерна истины. И хотя в его время экуменизм принял уже широкие размеры в православном мире, митрополит не принимает против него решительных мер». (15) Мы вынуждены опустить последующие, важные места доклада Владыки Антония насчет частых сослужений с Парижским Экзархатом, допускаемых как Святителем Иоанном Шанхайским, так и самим архиеп. Антонием, (16) и переходим на заключительный абзац доклада: «Ведь единство Церкви... – это природа и основа ея. По примеру наших первоиерархов и мы должны бережно хранить те тонкие нити, которыми связаны мы с православным миром. Ни в коем случае не должны мы самоизолироваться, видя вокруг себя, часто воображаемых, еретиков и раскольников. Постепенной самоизоляцией мы впадем в ту крайность, которую так мудро избегали наши митрополиты, мы откажемся от того среднего, царственного пути, которым до сих пор шла наша Церковь... Самоизолируясь, мы станем на путь сектантский, боясь всех и всего, окажемся одержимыми манией преследования... Но чтобы стать на такой путь, нам придется прежде отказаться от прошлого нашей Церкви и осудить его». (17) Характерно, что при обсуждении доклада архиеп. Антония протопресв. Георгий Граббе замечает: «...доклад не учитывает, быть может, в достаточной степени, что жизнь течет и болезнь экуменизма усугубляется и все более распространяется. Снисхождение-икономия в разных условиях должна применяться по разному и в разной степени. В слишком большой дозе она может оказаться преданием Истины». Непосредственно после замечания о. Георгия Граббе «Архиеп. Антоний Лос-Анжелосский напоминает о том, что у нас много греческих приходов [имеются ввиду греческие старостильники, и. В.]. Сослужение наше с новостильниками их бы весьма огорчило». (18)

Из отдельных дискуссий Архиерейского Собора 1974 г. видно, что иные острые формулировки «скорбных посланий» митр. Филарета, особенно же послание Архиерейского Собора 1971 г., назвавшее экуменическое движение «ересью» не у всех архиереев вызывало сочувствие. При обсуждении проэкта резолюции «О догмате Церкви», в первый день заседаний Архиерейского Собора архиереи европейских епархий (19) высказываются за смягчение формулировок против экуменического движения, т.к. католический и протестантский мир оказывает материальную поддержку приходам в Германии и в Австрии, которые не в состоянии себя содержать. (20) Епископ Лавр Манхеттенский (нынешний Первоиерарх РПЦЗ) так же высказывается за смягчение формулировок, выражая заботу о положении наших монахов на Афоне: «Епископ Лавр тоже желает смягчения», говорится в протоколе, «чтобы не осложнять положения Ильинского Скита на Афоне. На Еп. Лавра нападали в Протате. Заявлений наших хотят греки старостильники, но потом они скажут что мы в чем-то отступили. Лучше смягчить содержание текста». (21) Заметим, что упомянутое Владыкой Лавром и ранее архиеп. Антонием Лос-Анжелосским давление старостильных греков на РПЦЗ в рассматриваемый период – значительный фактор в развитии церковного самосознания заграничной Церкви тех годов. В этот фактор мы, к сожалению, углубиться не можем.

Отступая несколько от непосредственной темы нашего сообщения мы должны отметить, что в широко известную Историю Русской Церкви в ХХ-м веке прот. Владислава Цыпина вкралась ошибка по поводу Собора РПЦЗ 1974 г.: в конце описания этого Собора автор замечает, не указывая своего источника, что «Собор объявил безблагодатной» Московскую Патриархию. (22) Мы просмотрели все резолюции как Архиерейского, так и Всезарубежного Соборов 1974 г. и такого заявления не нашли. Более того, нам не известно ни один официальный документ Собора РПЦЗ на протяжении всей ее истории, содержащий заявление о «безблагодатности» Московской Патриархии. Действительно, отдельные иерархи, включая митр. Филарета, такое мнение высказывали, однако соборный голос Русской Зарубежной Церкви к мнению этих отдельных иерархов не присоединился.

III . Заключение

Русская Зарубежная Церковь, совершив в начале своего существования вынужденный «исход» из порабощенной безбожной властью России, к 1974 г. отделила себя до большой степени и от остального православного мира, возделывая «вне стана» свой залог русского Православия. Подобно другим «исходам» в истории Церкви, и «исход» Русской Зарубежной Церкви был явлением временным, но и не безопасным. В связи с этим уместно привести слова о. Георгия Флоровского: «Церковь, утверждающая себя в мире, всегда открыта для искушения чрезмерного приспособления к нему... А Церкви, отделяющей себя от мира, ощущающей свою полную «неотмирность», грозит обратная опасность – чрезмерная обособленность». (23)

Мы видели, что опасность чрезмерной обособленности сознавалась отдельными архиереями на Соборе 1974 г. И в последующие десятилетия заграничная Русская Церковь постепенно продолжает, так сказать, разбираться с наследием этой обращенности вовнутрь , внося в него поправки живого церковного опыта. В наши дни, в преддверьи Четвертого Всезарубежного Собора, можно наблюдать как положительные плоды самосохранения Русской Зарубежной Церкви, так и отрицательные. С одной стороны, Зарубежной Церкви не случайно пришлось пережить раскол при митр. Виталии, прежде чем встать на путь общения с остальной Русской Церковью: небезболезненным оказался переход от обособленности к общению. С другой стороны, именно благодаря усиленному сохранению русской православной церковной жизни, т.е. благодаря той борьбе за самосохранение , Русская Зарубежная Церковь сегодня ощущает себя Церковью именно Русской и направляет свои стопы в Россию, к своим истокам. Благодаря тому-же усиленному самосохранению и мы с Вами сегодня можем общаться на общем языке и участвовать в общем церковном деле. В виду всего этого хочется сказать, заключая наше сообщение: слава Богу, Свою Церковь не оставляющему.

1. Даты даются по новому стилю.

2. «Резолюция по докладу священника Владимира Шишкова о церковном быте», Всезарубежный Собор 1974 г., Синодальный Архив РПЦЗ в Нью Йорке (СА). Поскольку Синодальный Архив РПЦЗ не описан, докладчица ссылается на название папки, в которой находятся цитируемые документы.

3. «Резолюция по докладу комиссии о положении приходов и епархий», там же.

4. «Резолюция по докладам о церковных школах», там же.

5. «Резолюция Миссионерско-издательской Комиссии», там же.

6. Там же.

7. Об участии РПЦЗ в экуменическом движении при митрополитах Антонии и Анастасии см. работу А.В. Псарева, ” The Attitude of the ROCA toward Non - Orthodox Christians and the Ecumenical Movement (1920-1964): an Historical Evaluation ”, ( Master ' s thesis ), St . Vladimir ' s Orthodox Theological Seminary , Crestwood 2004.

8. Третий Всезарубежный Собор 1974 г., Протокол № 1, 26 авг./8 сент., СА, л. 2.

9. Подробный и интересный анализ экклезиологии протопресв. Г. Граббе см. в вышеупомянутой работе А. В. Псарева (прим. 7).

10. Прот. Александр Шмеман, Введание в литургическое богословие, Париж 1961, с. 87.

11. Прот. Георгий Флоровский, Империя и пустыня // Догмат и история, -М. 1998, с. 256-291.

12. Доклад архиеп. Антония Женевского, «Наша Церковь в современном мире», приложение к протоколам Третьего Всезарубежного Собора, СА, л. 5-7.

13. Там же, л. 8.

14. Там же, л. 9.

15. Там же, л. 10.

16. Там же, л. 11.

17. Там же, л. 13.

18. Протокол No 4 Третьего Всезарубежного Собора, 29 авг./11 сент., СА, л. 4.

19. Архиеп. Филофей Берлинский и Германский, еп. Павел Штуттгартский и Южно-Германский, архиеп. Антоний Женевский и Западно-Европейский.

20. Протокол № 1 Архиерейского Собора 1974 г., 10/23 сент., СА, л. 5-8.

21. Там же, л. 8.

22. Прот. Владислав Цыпин, История Русской Церкви 1917-1997, -М 1997, с. 610.

23. Прот. Георгий Флоровский


 





Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей.
Copyright © 2016
Synod of Bishops of the Russian Orthodox Church Outside Russia.
При использовании материалов, ссылка на источник обязательна:
"Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей"
75 East 93rd Street
New York, NY 10128, U.S.A.
Tel: (212) 534-1601
Э-адрес для информации, присылки новостей и материалов: webmaster@synod.com
Э-адрес для технических дел: info@synod.com