На главную


Записки паломника на прославление святителя Иоанна, Архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского, в 1994 г.

Собираясь в Сан-Франциско, я был взволнован и в трепете перед предстоящим событием. Будучи паломником ХХ века, я туда шел не пешком, а на самолете из своего родного города Оттавы. Я раньше принимал участие в прославлениях Оптинских старцев, Новомучеников Российских, блаженной Ксении Петербургской, но отправляясь в Калифорнию, я знал, что на сей раз будет все иначе.

На прежних канонизациях мы прославляли святых, живших довольно давно и вдали от нас. А теперь мы будем прославлять святого, жившего в Северной Америке. Святитель Иоанн был назначен на Западно-Американскую кафедру в 1962 г. и отошел ко Господу всего лишь 28 лет тому назад в 1966 г., в городе Сиэтле. Я знаком с людьми, и довольно молодыми и пожилыми, которые лично знали этого праведника и мне рассказывали о встречах с ним. Многие из нас уже побывали в Кафедральном соборе Всех скорбящих Радости в Сан-Франциско и молились в усыпальнице под собором, где он был погребен.

Но это прославление отличалось от прежних по еще одной важной причине. В октябре 1993 г., в связи с подготовкой к прославлению, специально назначенная комиссия Русской Православной Церкви заграницей спустилась в усыпальницу и открыла саркофаг и гроб Владыки Иоанна. Комиссия обнаружила, что все то, что должно было быть целым - металлический гроб, парчевое облачение и все, сделанное человеком - проржавело и истлело, а тело святителя лежало нетленным. То духовенство комиссии, которое знало Владыку Иоанна при жизни, увидев его лик, бороду и руки, сказало, что все было настолько знакомо, что создалось впечатление, что Владыка вернулся к своей пастве. Ко дню прославления святые мощи Владыки Иоанна были омыты, облачены в новое облачение и переложены в деревянную раку прекрасной ручной работы. Впервые Русская Православная Церковь заграницей прославляла своего святого и совершало торжественное открытие нетленных мощей.

Я вылетел в четверг 30 июня 1994 г. Когда мой самолет спускался в Сан-Франциско, мне было легко на душе и мне сопутствовала пасхальная радость - я такое же чувство ощущал в Свято-Троицком монастыре в Джорданвиле или же в ближних и дальних пещерах Киево-Печерской лавры. Я часто бывал в Сан-Франциско, но впервые имел такое ощущение - как будто мощи святителя Иоанна больше не были под спудом, но сияли для всех приезжающих к нему. Думаю, что рядовому путешественнику было не по себе в аэропорту в этот день. Со всех сторон можно было увидеть в рясах архиереев, священников и монахов. Одновременно со мной из Нью-Йорка прилетел преосвященный епископ Иларион с Коренно-Курской чудотворной иконой Божией Матери. Принимая у него благословение, я обратил внимание на его радостное и сияющее лицо - это настроение было присуще всем паломникам.

Мне рассказали, что на литургии в четверг было больше тысячи молящихся - а главные богослужения еще предстояли! В четверг вечером громадный собор был переполнен богомольцами. Были встречены три святыни: Коренно-Курская, Иверская-Мироточивая и Владимiрская (обновленная, местночтимая из женской обители в Сан-Франциско) иконы Божией Матери, затем начался парастас. Два мужских хора антифонно пели на клиросе (меня попросили управлять правым клиросом). После 6-й песни канона всенародно был пропет кондак «Со святыми упокой». В пятницу заупокойная литургия началась в 8 ч. утра и более 500 молящихся приобщились Святых Тайн из трех чаш. Соборный Архиерейский хор, вероятно лучший в Северной Америке, состоящий из 100 певчих, пел все богослужения, начиная с этой литургии. В пятницу вечером и субботу на поздней литургии пел и Кирилло-Мефодиевский гимназический хор, пополненный приезжей молодежью - тоже около 100 человек!

Следует отметить, что все было прекрасно организовано. Несмотря на многочисленность богомольцев и длинные богослужения, все проходило спокойно и духовно. В пятницу, после литургии, сотни добровольцев помогали в подготовке к всенощной и литургиям. Прославление было предварено трехдневной конференцией, которая завершилась трогательным описанием свидетелей обретения, омовения и переоблачения мощей святителя Иоанна. Операторы готовились снимать богослужения, не только для фильма, но и для прямой трансляции службы в церковный зал, где находились пожилые люди и родители с младенцами и малолетними детьми, и на огромный экран, который был установлен перед собором, чтобы все имели возможность видеть и слышать богослужения. При помощи милиции, бульвар на котором находится собор был закрыт для движения. Группа духовенства, в том числе и два священнослужителя, которые вырезали прекрасный иконостас собора 15 лет тому назад, теперь заканчивала установку сени для раки с мощами святителя Иоанна - эта сень должна теперь стать новым земным жилищем святителя. Все время прибывало все больше и больше духовенства и занимало место в алтаре. Все было готово.

Перенесение мощей из усыпальницы в кафедральный собор было назначено на пятницу в 3 ч. дня. Группа паломников из Торонто подъехала к собору в 2 ч. 30 мин. дня и уже было почти невозможно пробиться к собору. Моя знакомая из Торонто, паломница Анна, очень переживала, что она не сможет попасть в храм, и вдруг увидела знакомую, которая ей передала пропуск для хористов (Анна - певчая). Я свой пропуск на хоры получил на день раньше - эти пропуски нам позволили не только петь за всеми богослужениями, но и дали нам возможность видеть все происходящее в храме. В соборе и снаружи было очень много людей, но стояла тишина. Огромный собор, несмотря на свой размер, веет уютом и теплом. Отчасти это из-за икон и стенописи - работы известного изографа архимандрита Киприана из Джорданвиля. Если кто-либо видел его иконы в Свято-Троицком монастыре, то и санфранцисский собор будет ему знакомым.

Наконец вышло духовенство из алтаря и в предшествии хора, направилось в усыпальницу. Раку подняли на плечи и после 28 лет пребывания под спудом мощи были перенесены в собор. Рака с мощами была покрыта мантией и была поставлена на середину храма. После чтения правила ко причащению (трехканоника и акафиста), ровно в 4 ч. 30 мин. началась последняя панихида по Владыке Иоанну. У меня дома на приходе также была отслужена последняя панихида (в 7 ч. 30 мин. по нашему времени) - хотя я был далеко от своего прихода, я был един в молитве с нашей общиной. Могущественно и трепетно (и не в слабом, современном, смысле этого слова) прозвучала последний раз «Вечная память»!

Во время панихиды рака с мощами стояла как гроб на отпевании, лицом к алтарю. На «Со духи праведных» гроб повернули 90 градусов и теперь он стоял как стоит плащаница в Великий пяток. Ведь прекратились молитвы о его упокоении. Святитель Иоанн скоро будет церковно прославлен! В Православной Церкви прославление является актом того, что уже очевидно - что кто-то свят по своей жизни, слову и делу. И на сем торжестве Церковь и ее чада действительно были представлены. Духовенство со всего мiра, около 200 человек, возглавил Высокопреосвященнейший митрополит Виталий. В алтаре стояли и молились иерархи старостильных Церквей Румынии, Греции и Болгарии. В самом храме молились многочисленные монашествующие из Джорданвиля, Лесненской обители во Франции, Иерусалима, Южной Америки, России и Австралии, а также епископы и духовенство разных православных юрисдикций. Некоторые люди отметили, что казалось, что почти вся Зарубежная Церковь на прославлении. Другие сравнивали торжество с праздником Успения Пресвятой Богородицы, когда апостолы «от конец» собрались у гроба Пречистой. Действительно, со всего мiра собрались люди на прославление святителя Иоанна в день его кончины - как будто бы он сам всех нас собрал, православных людей из разных стран, как русских, так и многочисленных чад разных национальностей, народностей и рас. У всех цель была одна - прославить святителя.

О всенощной того дня много будет написано. Я вкратце обращу внимание только на некоторые моменты самой службы, а больше внимания уделю тому, что я в эти моменты чувствовал. Всенощная началась непосредственно после панихиды. К двум хорам присоединился еще третий, мужской хор. Впервые я услышал стихиры и песнопения новому святому. Богомольцам напоминалось о его аскетической жизни. Он мало заботился о своих нуждах, много о чужих. Об этом поется в тропаре: «Весь от Бога освящен священнодействием пречистых Тайн, ими же сам присно укрепляем, поспешал еси ко страждущим, целителю отраднейший». На литию духовенство с ракой вышло из храма и крестным ходом обошло собор. Но все, без всякого сомнения, никогда не забудут полиелея. Чтобы дать возможность всем служащим выйти из алтаря на полиелей, хоры антифонно спели 21 стих 134 и 134 псалмов «Хвалите имя Господне». Священники стояли вокруг архипастырей в 5 или 6 рядах. После пения псалмов в соборе стояла абсолютная тишина. Внимание всех было сосредоточено на раке. Сперва Высокопреосвященнейший Митрополит снял пелену с иконы святителя (икона лежала на раке) и два священника (от монашества — иеромонах, от белого духовенства — иерей) ее высоко подняли. Затем, мантия была снята с раки и, наконец, ключом были открыты замки, крышка снята и под стеклом стали видны святые мощи святителя Иоанна. Нет слов описать то чувство сокрушения и умиления, которое охватило всех увидевших нетленные мощи святителя в светлом пасхальном облачении. Мы ждали этого момента годами, месяцами, днями и, когда он подошел, мы сами не были подготовлены к той реакции, которую этот момент вызвал. Тысячи людей в соборе, в зале и снаружи стояли бездыханно. Этот момент был одним из самых глубоких в моей жизни. Все упали на колени перед мощами и тогда духовенство, безподобным мужским хором в 200 голосов, с ликованием и вместе спело «Величаем тя, святителю отче Иоанне!».

С того момента молящиеся уже не могли удержаться от слез. Я смотрел вокруг себя и везде люди плакали от радости. Мы, особенно певчие, старались сосредоточиться на песнопениях, но было невозможно быть сдержанным - Владыка Иоанн действительно вернулся к своей пастве. Наличие его мощей заставляло нас задуматься над его жизнью, его чудесами, его трудами в Шанхае и Сан-Франциско, как он смог объединить церковные силы и завершить постройки великолепных соборов. Между песнопениями мы созерцали его мощи и опять появлялись слезы. Так продолжалось всю всенощную. Хотя люди прикладывались к мощам с двух сторон раки, тем не менее прикладывание заняло около 4-х часов времени. Народ кланялся, рыдал, целовал мощи, прикладывал иконки и четки к стеклу раки. Большинство людей прибыло в собор к 2 ч. дня и вот, 9 часов спустя, им не хотелось уходить.

В соборе три алтаря и поэтому была возможность совершить три литургии в субботу 2 июля - в 2 ч. ночи, в 5 ч. утра и главная литургия в 7 ч. 30 мин. утра. На меня выпала честь вместе с Петром Алексеевичем Фекулой управлять двумя хорами на первой литургии. Первая литургия пелась всенародно по-славянски и по-английски. Мы с Петром Алексеевичем заранее приготовили 70 ксерокопий текстов и нот, думая, что на ранней литургии будет около 300 человек. Надо же людям выспаться. Мы ошиблись. Было больше 1000 человек и около 700 из них причастилось. После торжественной всенощной, теперь, однако, казалось все очень спокойным. Весь храм пропел Евхаристический канон в унисон знаменным распевом и мы ощутили особый незабываемый до сих пор мир на душе. После 22-х часов в храме, я отправился домой, чтобы немного отдохнуть.

Большинство духовенства служило на поздней литургии, но почти все священники и богомольцы, которые были на ранних службах, вернулись к концу поздней службы, чтобы принять участие в молебне и крестном ходе - такого крестного хода в условиях русского рассеяния я не видел. Тысячи людей вышли из собора на улицу. Духовенство на специальных носилках несло раку с мощами святителя Иоанна. Из окон домов многие люди выглядывали и невольно кланялись видя крестный ход с мощами. Я был умилен видеть как наш священник из Уганды нес одну из Чудотворных икон. Когда я с хором вошел обратно в собор я был удивлен, что собор полон людей.

После богослужения у меня была возможность принять участие в трапезе устроенной в огромном зале в центре Сан-Франциско. За трапезой, в которой приняло участие около 1500 человек, мы делились своими впечатлениями и переживаниями. Я смог встретиться с нашими архипастырями, пастырями, монашествующими и братьями и сестрами во Христе, многих из которых я не видел больше 15 лет. У меня была возможность с некоторыми пообщаться. У многих цель приезда в Сан-Франциско совпадала с моей - получить духовное подкрепление и направление в наше сложное и трудное время. Мы вспомнили многих из тех, которые по состоянию здоровья, не смогли прибыть на это торжество, например о. архимандрита Киприана. Мы не забыли и тех, кого больше с нами нет, но благодаря которым мы в течение всей своей жизни остались близки к Церкви. Вероятно, без них мы бы не участвовали в этом торжестве. Мы задумались, насколько важно было наше воспитание в Православии с детства, насколько важно, что наши родители нас возили в монастырь в Джорданвиль и учили нас понимать нашу веру. Мы также обратили внимание на то, сколько детей приняло участие в богослужениях прославления - на хорах, прислуживая в алтаре и стоя в храме со своими родителями. Некоторые паломники были опечалены, что их дети не смогли приехать на торжество. Один местный священник мне рассказал, что после ранней литургии он вернулся домой и был готов разговляться - есть яйца, куличи и колбасу, а затем он сообразил, что это не Пасха, а еще Петровский пост.

Вечером, перед всенощным бдением, рака с мощами была перенесена с середины собора и установлена в сени с правой стороны храма. В течение последующих дней паломники не разъезжались, а продолжали приходить на богослужения и прикладываться к мощам. Настало время и мне последний раз приложиться к мощам и попрощаться со всеми. По пути домой в самолете я только мог думать о дивной неделе проведенной в Сан-Франциско и мне стало грустно, что все закончилось. Затем я вспомнил проповедь произнесенную Владыкой митрополитом Виталием много лет тому назад. Он говорил, что после Пасхи мы возвращаемся к своей обыкновенной, серой жизни, но что нам позволяет эти дни выжить и провести - это воспоминание о Пасхе и той светлой радости, которую она нам приносит. Те из нас, которые сподобились быть в Сан-Франциско в эти дни, всегда будем так вспоминать прославление Владыки Иоанна. Святителю и чудотворче Иоанне, моли Бога о нас.

Чтец Георгий Скок, Торонто, Канада
«Русский пастырь» номер 20, 1994 г.



 





Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей.
Copyright © 2016
Synod of Bishops of the Russian Orthodox Church Outside Russia.
При использовании материалов, ссылка на источник обязательна:
"Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей"
75 East 93rd Street
New York, NY 10128, U.S.A.
Tel: (212) 534-1601
Э-адрес для информации, присылки новостей и материалов: webmaster@synod.com
Э-адрес для технических дел: info@synod.com