На главную

 

 

Беседа главных редакторов журнала "Трибуна русской мысли" Александра Бондарева и информагентства "Русская линия" Анатолия Степанова со старейшим клириком Русской Зарубежной Церкви протопресвитером Валерием Лукьяновым (24 августа 2009 г.)

Анатолий Степанов: Иван Ильин назвал русскую революцию 1917 года национальной катастрофой. Характеристика предельно точная. Именно поэтому, мы все время обращаемся к осмыслению того, что произошло в ту роковую пору. Пытаемся понять причины катастрофы. Что же произошло в 1917 году? И почему это произошло с русским народом?

Протопресвитер Валерий Лукьянов: Неужели сегодня кто-то может думать, что это было какое-то случайное историческое стечение обстоятельств? Нет. Это была вполне определенная дьявольская акция мірового порядка, против народа-богоносца. Наряду с бесчисленными отступлениями русского народа от евангельских заветов жизни, в России, всё же, было подлинное благочестие. Это не давало покоя темным силам в их стремлении подчинить русский народ гуманизму, либерализму и начинающему приобретать всемірную силу атеистическому коммунизму.

А.С.: Может быть, это можно объяснять, как объяснял Н.А.Бердяев – особенностями русской души? Тем, что мы, русские, не знаем середины и бросаемся от крайности в крайность? Что нам присущ некий максимализм, и мы легко переходим от святости к разбою и насилию? Может быть, от взлетов к падениям и развивается история России? Может быть, не случайным был 17-й год? Как Вы считаете?

Протопресвитер Валерий Лукьянов: Народ поддался под исключительнейшее искушение темной силы. Видимо все-таки, не было того стержня, который мог бы этому противостоять. Кроме того, уже с девятнадцатого столетия, началась всё расширяющаяся кампания пропагандирования народных масс – встать против Самодержавия. Вот и дошло до братоненавистничества и абсурдного истребления народных культурных ценностей, отхода от Церкви и благочестия. Поистине многогранное умопомрачение, беснование.

А что касается широты и непредсказуемости русского характера, то я вспоминаю замечательного архипастыря митрополита Анастасия (Грибановского), аскета и церковного вития. В 1906 году он был епископом в России, имел доступ к Императорским особам. Принимал участие в выборах Патриарха Тихона. Помню одну пасхальную встречу, на которую в наш Синод приехала группа молодежи. С молодежью был и архиерей той епархии. И вот митрополит Анастасий, деликатнейший человек, спрашивает: «А какая у вас, владыка, здесь молодежь?» А тот отвечает: «А молодежь у нас такая-сякая». Владыка Анастасий ему: «А, понимаю, значит многогранная!» Так и русский человек, по-видимому, действительно многогранен в своих взлетах и падениях!

Александр Бондарев: В 1917 году произошла национальная трагедия России, которая переросла в Гражданскую войну. Но в Гражданской войне акта о перемирии никто до сих пор не подписывал. Значит ли это, что она не закончена и по сей день?

А.С.: Может ли быть вообще акт о перемирии в Гражданских войнах? Взять, например, американскую Гражданскую войну.

Протопресвитер Валерий Лукьянов: Интересный Вы затронули вопрос. Я где-то прочел об одном интересном историческом событии. Когда закончилась американская Гражданская война, собралась многотысячная толпа поздравить президента Линкольна с победой. Среди собравшихся победителей немало стояло и побежденных южан, желавших услышать, что скажет Линкольн. К народу вышел президент, объявив об окончании междоусобной войны. Тут же стоял духовой оркестр, готовый играть гимн победы. Президент обращается к дирижеру оркестра: «Играйте гимн южан». Толпа сначала опешила, потом раздались оглушительные рукоплескания. Народ понял и оценил, – вражда должна прекратиться, время собирать камни…

А.С.: Гражданская война в Испании завершилась по инициативе победителя генерала Франко установкой общего креста в память всех павших. Так закончилась ли Гражданская война в России?

А.Б.: Ее никто никогда не завершал. Она завершилась тем, что побежденные просто были расстреляны, изгнаны из России и брошены в тюрьмы. Уцелевших в этой войне уже нет в живых, но у них родились дети, которые унаследовали от своих отцов воспоминания об этой войне, и о той России, которая их изгнала. И эта память до сих пор живет в их сознании. Русский народ в результате Гражданской войны был разъединен, а Церковь сегодня пытается склеить эти две части разъединенного народа путем подписания акта о каноническом общении. Разве можно сблизить народ таким механическим действием? Надо сначала уврачевать раны, которые разделили этот народ, надо понять суть этого разделения, которое породило Русское Зарубежье и Русскую Зарубежную Церковь…

Протопресвитер Валерий Лукьянов: Здесь есть один момент, который составляет разницу с другими событиями в разных странах міра в разные времена. Вернемся к американской гражданской войне. Чем она закончилась? Одни победили других, но все оставались в своей стране, продолжали сравнивать свои убеждения, и в конечном итоге народ смог изжить разъединение. И сейчас можно поехать в любой район США и никакой существенной разницы между американскими людьми вы не увидите. В России этого не произошло. В России миллионная армия и эмиграция покинула свою родину и ринулась во все страны міра. Так было только в России, в других странах такого массового исхода не было. Поэтому конца войны и не было, – некому было подписывать мирный договор. А те остатки белого движения, – те, кто остался в России, подвергались всяким издевательствам, и в конечном итоге многие были истреблены…

В зарубежье растут третье и четвертое поколения выходцев из России после Гражданской войны. У этих внуков и правнуков уже нет духа «белой» борьбы, они, в основном, ассимилировались с местным населением, со школой и науками. И падение коммунизма в 1990 г. теперь помогает им по-новому полюбить родину своих предков. Надо сказать, и у американцев отношение к современной России вполне благожелательное.

А.Б.: Если вернуться немного назад, почему все-таки брат пошел на брата? Исторический факт: 30% офицеров Красной Армии пришли в нее из царской армии, а значит, разделение произошло не по сословному принципу. Воевал брат с братом. Как получилось, что люди разделились? Где эта граница, которая разделила людей?

Не кажется ли вам, что варяжские князья для становления Российского государства были призваны не случайно? Россия начиналась с князей. Ей нужны были духовно-авторитетные люди, которые бы не допускали расколов в обществе. До тех пор, пока были духовные авторитеты, существовало Русское государство. Русскому народу при его бунтарском, бесшабашном характере обязательно нужен духовный авторитет, – пастырь в лице священника, а если говорить про государство, то в лице князя. Таких людей не стало, их сейчас нет, поэтому отношение к власти сегодня в России пренебрежительное. Никто в существующей власти не видит духовно-авторитетную силу. Все подчиняются по инерции, потому что вроде как по закону положено, или из страха…

Протопресвитер Валерий Лукьянов: Многое к нам пришло из Европы, как положительное, так и отрицательное. Петр I открыл окно, но не побеспокоился поставить на него сетку, и оттуда ринулась всякая нечисть. В XIX столетии она стала очень сильно разрастаться. Мы старались стать западниками, европейцами. Нас называли азиатами, а мы стыдились этого. И мы все время старались копировать Запад. В результате пожали то, что сеяли…

Вспомним историю XIX века. Что тогда происходило в России? Народники, либералы, смутьяны, террористы… Кого только не было! Эти процессы развивались угрожающими темпами. Жертвами террора становились полицейские, жандармы, князья. Это была борьба против того коренного, что держала власть. Были силы, которым выгодно было уничтожить Самодержавие.

Не задумывались ли Вы об интересном парадоксе: Огромная часть русского народа с криками «ура!» предала и свергла своего Царя. А что же сейчас происходит в Европе, когда прошло почти 100 лет? Сколько бы они себя не демократизировали, почти во всех странах Европы остались короли или королевы. Нам они кажутся фигурами декоративными, но что-то заставляет европейцев придерживаться монархии. Англия, Испания, Бельгия, Норвегия, Дания… Если заглянуть глубже, может, в этом все и дело… В России удалось свергнуть монархию, а нас не тронь.

Конечно, в отношении Русской Церкви нельзя быть слепым, – было допущено много ошибок. Не роковой ли ошибкой было упразднение патриаршества? В то время, когда во главе всех Православных Поместных Церквах стоят Патриархи, Русскую Церковь решили обезглавить, предали в руки мертворожденной Духовной Коллегии, которая скоро и изменила свой лик на контролируемый светской властью Святейший Правительствующий Синод. Кому это было выгодно? Не Церкви же! Не это ли была прелюдия к 1917 году?

Возвращаясь к пониманию русской трагедии, следует обратить взоры к батюшке Серафиму Саровскому. Почему преподобный Серафим так любим всем русским народом? Потому что он исключительно доступно для сознания и сердца русских людей указал путь к подлинному благочестию, через ущемление материального и возгревание духа мирна. Он раскрыл известное откровение о приближающихся грозных событиях для России; о грядущих страшных страданиях, гонениях за веру, уничтожении христианских церквей и святынь. Предвещал он также и о появлении усилиями темных сил «Нового Мірового Порядка», неприемлемого для православного сознания, говорил об идейных шатаниях грядущего епископата, предупреждал о пленении Церкви властью, отметающей всё божественное в жизни и судьбе народа нашего. Действительно, вспомним через какое страшнейшее антихристово горнило прошла Русь в кровавом ХХ веке! Разве это не исполнение предсказаний блаженного старца? (С такой же Серафимовой силой направлял свой призыв к бдительности всероссийский батюшка праведный Иоанн Кронштадтский). И дальше. Сейчас мы наблюдаем какие-то предсмертные судороги во всем міре. Посмотрите, что сделали с молодежью и детьми, во что превратились многие мужчины и женщины, куда делась семья, воспитывающая честных и трудолюбивых граждан страны, какое бесстыдство в одежде, к чему ведет взрыв технологии, что происходит с экологией, смотрите, как парадно по міру шагает религиозное безразличие, и воинствующее безбожие…

Но батюшка Серафим также предрек, что будет возрождение, и что оно придет перед концом. Православные люди чувствуют и верят этому священному извещению чудоносного старца. Если, после одоления апостасийной трагедии, Россия сейчас возрождается, то, значит, кто-то у нас услышал сигнал тревоги старца, понял, что его устами вещал Сам Христос. Слава и благодарение Господу Богу! Но, радость возрождения накладывает на всю православную Русь ответственность – стоять в Истине Христовой не только в недрах родины, но и как свидетельницей бескомпромиссного стояния в этой Истине перед лицом утопающего в отступлении міра.

А.С.: Отец Валерий, а как Вы видите современную Россию? Что сейчас происходит в России, в Русской Церкви, с русским народом?

Протопресвитер Валерий Лукьянов: Разрешите мне откликнуться на императивы сегодняшнего дня с точки зрения духовно-церковной. Для каждого народа, для каждой эпохи Господь дает какие-то священные обязательства. Всё, что произошло в России, и то, что от Петра мы пришли к Патриарху Тихону, что в малодушии подвергли управление Церкви на послушание светской, разрушительно безбожной власти. Мы должны наконец понять, что события российской трагедии не были продиктованы исключительно самими русскими. Нет, эта каша была заварена, главным образом, извне, – антиправославными вершителями во всемірном масштабе. Закончив с первоначальным этапом этого дальновидного плана по линии политической, созданием на руинах царской России коммунистического Советского Союза, разрушители бросились на борьбу с Русской Церковью, заключительная цель которой была уничтожить последнего верующего на Руси. Мы не будем здесь вдаваться в повествование этой сатанинской борьбы, оно вписано в кровавые и слезные страницы истории Русской Церкви 20-го века.

Ясно, что в одночасье с православием на Руси не разделаться, – необходимо прибегнуть к хитрости, обману, нивелированию, постепенному промыванию убеждений и верований. Для этой цели, в пределах всемірного влияния, рождается псевдорелигиозная организация объединения всех христианских «церквей» міра на компромиссных веровательных началах, ради мнимых обещаний мира и любви. Так основывается глобальная экуменическая Церковь, в которую в настоящее время входят около 275 деноминаций, а, вместе с ними, и поместные Православные Церкви. Этот Всемірный Совет Церквей призывает всех христиан к совместной молитве, отложив в сторону догматические расхождения: – для одних Христос есть истинный Бог, для других всего лишь Пророк; для этих Божия Матерь – Высшая Херувимов и Серафимов, Пресвятая Дева Богородица, для тех Она благочестивая родительница пророка; для правых правда догматическая всегда одна, вечна и непреложна, для левых догматы Церкви лишь исторические правила; для православных Истина преподана через Святое Евангелие, Священное Писание, через Вселенские Соборы и Св. Отцов Церкви, но не так у инославных; для православных Св. Евхаристия есть Истинное Тело и Истинная Кровь Христа, для иноверцев она всего лишь символ воспоминания; и далее в таком духе… Короче говоря, экуменизм имеет задание, в духе апостасийного морального порядка, низвергнуть веру людей в Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Посему, нам просто не по пути, – совершенно недопустимо и оскорбительно состоять в членстве подобной еретической организации. Невозможно одновременно служить Господу и Велиару. Какое может быть соучастие верного с неверным? Как отличается серебро от золота, суррогат от подлинника, так серое – еще не означает белое! Путь истинного православия чистый, непорочный и прямой! Что касается поддержки взаимоотношений православных с христианами міра на почве социальных программ, благотворительности, борьбы с терроризмом и др., для этого нет надобности в общей молитве и компромиссах веровательного характера. Для этого достаточны деловые отношения.

И опять мысли обращаются к преподобному Серафиму Саровскому и праведному Иоанну Кронштадтскому. Как бы поступили эти подвижники? Неужели это еще не ясно православным чиноначалиям и людям в исстрадавшейся России?

А.С.: Как вы считаете, какие должны быть у Русской Православной Церкви отношения с Ватиканом? Сейчас некоторые энтузиасты, ратующие за установление тесных отношений с Ватиканом, говорят, что у нас есть общие задачи: борьба с безнравственностью, с пропагандой содомского греха. Но где те пределы, где та граница сотрудничества? Какие отношения должны быть у Православия с католичеством?

Протопресвитер Валерий Лукьянов: В плане сгущающейся всемірной моральной обстановки, в делах социальных и благотворительных, в борьбе с безнравственностью, терроризмом, народными бедствиями мы, конечно, можем с Католической церковью сотрудничать. Это не значит, что мы можем игнорировать канонические требования Православной Церкви. Следует помнить, что за тысячу лет разделения, со стороны Ватикана вкралось множество новых установлений догматического, т.е. веровательного характера, совершенно неприемлемых для православного сознания, для совести. Эти догматические разногласия и богословские вопросы требуют разрешения. Поэтому, говорить о каком-то слиянии преждевременно.

А.С.: В России многие надеялись, что с восстановлением связей между Зарубежной Церковью и РПЦ произойдет усиление консервативного крыла русского епископата, его голос станет более весомым. Но этого, к сожалению, не произошло. Почему Зарубежная Церковь не принимает участия во внутрицерковных дискуссиях?

Протопресвитер Валерий Лукьянов: После подписания акта о каноническом общении между Русской Зарубежной Церковью и Московским Патриархатом, в самом зарубежье чувствуется некое пассивное отношение к желанию созывать священнослужителей или мірян для обсуждения вновь возникающих вопросов в связи с общим служением. Естественно, центр тяжести и интерес перешли в Россию, где больше возможностей созывать съезды, собирать семинары, устраивать паломничества к святым местам, собирать хоры и проч. Конечно, это не значит, что священноначалие и паства Зарубежной Церкви прекратили общественную деятельность, просто, несколько сузились масштабы. Например, в настоящее время ощущается острая нехватка кандидатов в Свято-Троицкую семинарию. Необходимо пополнять ряды духовенства. В этой связи встает вопрос о преподавания семинарских дисциплин на двух языках – русском и английском, в надежде привлечь кандидатов из местных жителей американского происхождения, часто приходящих к православию в зрелом возрасте.

На повестке дня стоит существенный вопрос сослужения Зарубежной Церкви с Православной Церковью в Америке, которая служит по новому Григорианскому календарю. В данное время встречаются комиссии обеих юрисдикций для разрешения множества канонических и практических вопросов.

А.С.: А какое должно быть движение со стороны Зарубежной Церкви, и что нужно делать, чтобы старые традиции вернулись в Россию? Сейчас получается, что Зарубежная Церковь становится артефактом. Вот я приехал сюда к вам, поработал в архивах, пообщался с людьми и хорошо. Вы приехали в Россию, поклонились святыням, посмотрели на жизнь и всё. Но организм-то от этого единым не становится. И получается, что две части Церкви соединились формально.

Протопресвитер Валерий Лукьянов: Я полагаю, что в России архиереи должны быть, в первую очередь, заинтересованы услышать об опыте традиций служения за пределами России в течение 90 лет. В то время, как в бывшем Союзе на протяжении десятилетий проповедь преследовалась, глушилась богословская наука, ограничено было издание церковных книг, – в зарубежье происходил расцвет богословской мысли, свет увидели сотни, если не тысячи ценных трудов по всем отраслям вероучения. Говорить об изданиях изящной, научной, церковной литературы не приходится. Весь мір знает славные имена зарубежных писателей. Так вот, думается, Московской Патриархии следовало бы основать фонд сохранения и использования зарубежных духовно-церковных изданий, подобно действующему Библиотеке-фонду «Русское Зарубежье» в Москве.

Я думаю, не плохо было бы вам, посредством ваших изданий, поднять голос на обе стороны, как к руководству Зарубежной Церкви, так и к Московской Патриархии. Вероятно, кое-что уже и предпринимается в этом отношении.

А.Б.: Батюшка, имея богатый духовный опыт полувекового служения Церкви, не откажите в любезности поделиться завершительным пожеланием к читателям «Трибуны русской мысли» и «Русской линии».

Протопресвитер Валерий Лукьянов: Я бы пожелал, чтобы в России как можно больше людей поняли бы то, о чем мы с вами сегодня беседовали. Поняли бы, что представляет из себя глобальная лжецерковь последних времен. Хотя многие это знают, но, может быть, мало обращают на это внимания. Священники на местах заняты своей пастырской работой и не вмешиваются в это дело. Многие считают, что это часть политики. Но на самом деле это не так. Это вопрос верования, вопрос истины. Это очень важно. Было бы очень хорошо и полезно, если бы вы, с вашей стороны, в сознании справедливости требования Зарубежной Церкви, подогревали бы стремления власть имущих к признанию неприемлемости членства православных в ВСЦ. Из нашего собеседования должно быть ясно, что положительное разрешение этого соблазнительного сотрудничества со стороны Московской Патриархии несомненно повлияет оздоровительно и на другие Православные Поместные Церкви.

В Зарубежной Церкви этот соблазн со стороны Московской Патриархии выявился во внутреннем расколе. Немало приходов отошли от общения с Зарубежной Церковью. Печально видеть разбитые семьи и расколотые приходы. В некоторых семьях члены одной семьи принадлежат к разным «юрисдикциям». Мы не смеем забыть тех братьев и сестер, которые отошли именно из-за этого вопроса. Создалась обстановка тяжелая, просто трагическая. Раздоры, вражда, отчуждение. Нужно всем нам поднять голос к Московской Патриархии неотложно принять решение о выходе из ВСЦ. Об этом «просили и умоляли» все делегаты 4-го Всезарубежного Собора в Сан Франциско в 2006 г. Об этом же направил просьбу на Архиерейском Соборе в Москве (2008 г.) предстоятель Русской Зарубежной Церкви Митрополит Иларион. В нынешнем году об этом же ходатайствовали делегаты собрания Восточно-Американской епархии. Однако, одного голоса Зарубежной Церкви – недостаточно. Нужно, чтобы пришла поддержка и солидарность из России. Все, кто хочет и может сказать, должны прекратить отделываться молчанием или соглашательством.

Неужели же мы не слышим крик русской души и в зарубежье и в России? В эти судьбоносные дни все православные должны объединиться в решимости безоговорочно оторваться от всемірного экуменизма, ибо наша сила в единой, истинной, непорочной Православной Церкви! Такие издания, как ваши, могут этот крик претворить в разумный и настоятельный голос русского народа, глас призыва к восстановлению церковной правды и чистоты веры, о реальном единении всего русского народа во всех странах міра, без вмешательства инославных и отступников. Нас будут стараться убедить в том, что акция эта не больше, чем мечтательство, что мы сгущаем краски, да, и вообще, что дискуссия эта на сегодняшний день устарела, так как все отношения и действия находятся под контролем, и опасности нет. Нет, это не так и действовать необходимо. Никогда не поздно. Это только начало! Верить будем, что Бог поругаем не бывает, и что Господь непременно услышит наши молитвы.

А.С.: Будем действовать, и будем стараться. А Вас батюшка просим помолиться о нас.

 


 





Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей.
Copyright © 2016
Synod of Bishops of the Russian Orthodox Church Outside Russia.
При использовании материалов, ссылка на источник обязательна:
"Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей"
75 East 93rd Street
New York, NY 10128, U.S.A.
Tel: (212) 534-1601
Э-адрес для информации, присылки новостей и материалов: webmaster@synod.com
Э-адрес для технических дел: info@synod.com