На главную

 

Протоиерей Ярослав Беликов 

Доклад «Опыт духовного воспитания молодежи в
Организации Российских Юных Разведчиков»
 

Наша организация в первую очередь ставит вопрос о воспитании молодежи в Православном духе. 

Именно поэтому Торжественное Обещание начинается тем, что «буду исполнять свой долг перед Богом...» 

Первый закон начинается: «Разведчик верен Богу...» 

Программа разрядов начинается со сведений по Закону Божию, а также глазки у волчат начинаются с изучения молитв. Нечего говорить о начале сборов, собраний руководителей, начала и окончания лагерного дня. Значение Православия в нашей системе образования молодежи первенствующее, и всем вам оно достаточно известно. 

Все мы знаем, что нужно сказать и что нужно передать. Вопрос педагогики заключается именно в том, как, где и когда это сказать, чтобы наша молодежь могла это легко воспринять и усвоить. 

Все мы прекрасно знаем, что невовремя или неправильно сказанное подросткам может принести обратный желаемому результат, и каждый из нас может привести такие примеры из собственного опыта работы с детьми. А вопрос религии настолько тонкий, частный и интимный, что многими взрослыми избегается. Бывает еще хуже, когда в еще не сформировавшейся молодой душе неправильный подход преподавания религии может развить апатию, цинизм или просто-напросто отрицательное понятие о подлинной духовности. 

Сегодня мы хотим поделиться опытом духовного воспитания молодежи в ОРЮР. 

Как опыт показывает, работа определенной единицы во многом зависит от личности руководителя этой единицы: энергия, регулярность сборов, походы и лагеря, настроение у костра, взаимоотношение всех участников мероприятий и игр, и т.п. Это также касается и религиозного воспитания: от духовного облика руководителя многое будет зависить в духовной работе единицы. Однако, не следует забывать и священника, или священнослужителей, с которыми руководитель должен работать. От священника также будет зависить многое: его умение и заинтересованность в работе с ребятами, с руководством, располагаемое им время, а также его взаимоотношение с руководителем единицы. 

Поэтому необходимо сделать анализ главных действующих лиц. 

В первую очередь – личность и духовный облик руководителя.  

Духовный рост определяется скаутской молитвой: «Боже дай, чтоб мы сегодня были лучше, чем вчера». Духовное возрастание и самосовершенствование, участие в Таинствах исповеди и причастия, борьба с личными грехами и страстями являются основными принципами Православия. Каждый христианин, включая и наших руководителей, должен сам беспокоится о своем духовном здоровье и возрастании. Он сам должен стремиться к Богу, участвовать в церковной жизни через участие в церковных богослужениях, таинствах и в приходской жизни. К сожалению, после 70 лет воинствующего атеизма, многие из наших родителей не имели никакого представления о Боге, о Церкви или о душе, и поэтому мы находимся в таком положении, что большинство из нас воспитывалось в духовной темноте. Поэтому каждому из нас вменяется в обязанность заниматься своим духовным самообразованием, по возможности под руководством духовника. Слава Богу, сейчас духовная литература доступна, а хождение в храм не преследуется. Необходимость духовного возрастания руководителя – самоочевидна, и не нуждается в подробном нашем разборе. 

Труднее мирянам понять положение духовника единицы.  

Священство это не профессия, а призвание. Священник совершает богослужения по воскресньям и праздникам, а многие священники еще совершают богослужения по будним дням; батюшка крестит, венчает, хоронит, ездит к больным, старикам, заключенным, его вызывают в больницы, звонят в любое время дня и ночи по важным вопросам или по глупостям и мелочам. Священника может вызвать архиерей по каким-либо делам, и священник для этого должен бросать все. К тому же священник еще является мужем и отцом. Семью нужно прокормить, а часто жалованье от прихода недостаточно, и батюшка должен беспокоиться о хлебе насущном. И еще на забудем, что священник – человек, со всеми обыкновенными человеческими нуждами и потребностями, как например, нужда в отдыхе, ласке, покаянии, в удовлетворении личных интересов. 

Священники, как и руководители, бывают разные, и найти подходящего священника, согласного и способного вести работу с молодежью в скаутской организации не так просто. У священников есть и разные личные интересы: некоторые любят научную работу, богословие, другие более способны в административной и организационной работе, третьи – молитвенники-аскеты, четвертые хорошо работают с больными и стариками. Наконец, некоторые имеют способность работать с молодежью. Разумеется, фактически все священники занимаются всем: все они посещают больных, все молятся и совершают богослужения, все в какой-то мере занимаются администрацией, все постоянно обновляют свои богословские знания. Естественно, каждого будет тянуть к тому, что его больше интересует. И поэтому хорошим духовником единицы может быть тот, кого интересует работа с детьми и молодежью, кто имеет педагогический дар. 

Редко кто откровенно признается, когда его попросят, что он не умеет работать с молодежью, или что такая работа его мало интересует. Поэтому до того, как попросить батюшку стать духовником разведчиков, нужно проследить, как он общается с детьми, как реагирует на него молодежь. Можно сначала даже пригласить его провести беседу с ребятами, и увидеть, какое проявилось у них взаимоотношение с батюшкой. Гораздо труднее сменить его позже. 

Священник всегда связан с определенным приходом. Не существует так сказать странствующих священников. По церковным правилам священника рукополагают для конкретного прихода, его могут перевести в другой приход, он может быть полковым капеланом. Иногда он может служить в чужих приходах, получив соответвующее разрешение, быть духовником разных организаций, посещать больницы и тюрьмы. Если священник уходит на покой, он не имеет больше права служить или совершать требы, если не получит на это разрешение от своего епископа; уходя на покой, как правило, священник «приписывается» к какому-либо приходу, и тогда имеет право служить только в нем. Но священник всегда связан с конкретным приходом. При выборе духовника для единицы следует также принять во внимание и приход этого священника. У начальника единицы должно развиться взаимоотношение со священником и с его приходом. А, следовательно, и у всего звена/отряда как целое и у каждого разведчика/разведчицы будет тесное взаимоотношение с этим священником и с его приходом. 

Одна область, с которой руководители редко считаются, чаще всего по незнанию, это епархия и епархиальная власть, т.е. начальство самого священника. 

Священник является в буквальном смысле слова легатом своего епископа. Епископ является князем своей епархии: верховный администратор, духовный вождь и судья. Все богослужения и священнодействия священник совершает от имени своего епископа, и находится под полным его контролем. Все нестандартные деяния священник может совершать только со специального благословения своего епископа, например, второй брак, принятие инославных в Православную Церковь, отпевание самоубийц. Даже совершение треб в пределах другого прихода священник не может совершать без его разрешения. Выезжая за пределы епархии, священник должен получить разрешение от своего епископа, а для служения в другой епархии должен получить разрешение от местного епископа. (Так я, например, получил грамату от своего Западно-Американского архиерея, а чтобы служить в Москве, должен представить грамату местному архиерею, т.е. святейшему Патриарху, или же его викарию.) Некоторые епархии имеют особые программы работы с молодежью, с назначенным священником или священниками на эту работу. Поэтому необходимо узнать структуру епархии, есть ли такая программа, и если она есть, можно ли к этой структуре обратиться за духовником. Бывает, что на руководящий пост назначен священник, не горящий вопросом работы с молодежью, однако ревниво относящийся к своему руководящему положению. Он может оказывать помехи выбранному священнику; дело нужно повести тактично, чтобы никого не задеть. Если же программы работы с молодежью нет, нужно обязательно связаться с архиереем, и взять у него благословение. Лучше всего спросить самого заинтересованного священника, связаться ли с епископом непосредственно, или же через самого священника. 

Архиереи тоже бывают разные. Положение в зарубежьи во многом несравнимо с положением в России, однако принципы подхода должны быть похожими. В своем личном отношении к скаутизму у архиереев диапазон огромен: с одной стороны, были у нас архиереи, которые приезжали в летний лагерь и проводили там по две недели: постоянные беседы с ребятами, с руководителями, богослужения, исповедь, беседы по личным проблемам с нуждающимися в таковых; с противоположной стороны, были у нас и такие, которые не только сами никогда не бывали хотя бы на сборах, но даже не разрешали своим священникам в какой-либо форме сотрудничать с нами. Чаще всего отношение архиереев к скаутской работе –  положительное, но не активное. Архиереи, отрицательно относящиеся к нашей работе, чаще всего не знают и не понимают принципов работы ОРЮР. Какое ни было отношение местного архиерея, на него нужно обращать достойное внимание. Хорошая практика – держать контакт с епископом: если он не знаком с организацией, ее целью и методами, нужно подробно рассказать, показать результаты работы, приглашать на какие-то мероприятия не менее двух раз в году (не обижаться если не всегда он сможет прибыть). При таком подходе архиерей не будет препятствовать священнику проводить духовную работу с детьми, а скорее будет ему способствовать. Это тоже может помочь в привлечении новых ребят в организацию. 

Бывают и определенные препятствия в духовном воспитании. Мы обратим внимание на четыре из самых распространенных.  

В первую очередь нужно указать на бездуховность руководителя. Законы, молитвы, религиозная программа для них являются только традицией, благочестивым обычаем, но не принципами личной жизни. Для них отдел религии в разрядах, один из предметов, которые дети должны сдать, равный всем остальным. Это понимание религии, к сожалению, передается и всей единице. Такой руководитель не чувствует нужды вступать в общение со священником, иногда сам проводит религиозную программу – именно религиозную, а не духовную. Ребята, разумеется, кроме нескольких сухих данных о религии, фактически ничего не получают для души. 

Непонимание веры со стороны родителей. Родители ставят под вопрос нужду в духовном воспитании, активно или пассивно препятствуют любому проявлению религии у своих детей, настраивают их против веры и духовенства. Такие дети в свою очередь пагубно влияют на своих сверстников. В таких случаях лучше всего обратить внимание священника на такого ребенка, и священник, вступив в контакт с семьей, должен попытаться положительно повлиять на семью. Вообще говоря, большой ошибкой в духовном воспитании детей является занятие одним ребенком и игнорированием всей семьи как одного целого. Это наблюдается не только в модолеждных организациях, но даже в школах. Положительное религиозное влияние, получаемое детьми вместе с образованием, полностью нейтрализируется дома, если дома царит бездуховность. Родители чаще всего говорят, что молитва, заповеди Божии, соблюдаются там, а в жизни здесь они нерпименимы, бесполезны. Что происходит в душе ребенка не нужно и объяснять. Поэтому необходимо проводить духовную работу и с родителями.  

Еще проблема бывает, когда некоторые руководители недооценивают значение священника в деле духовного воспитания детей, и сами берутся за это. «Ну что, я же прошел разряды, хожу иногда в церковь, слушаю проповеди, даже прочитал Евангелие(!), так что достаточно знаю, чтобы учить своих ребят». Не говоря об уровне его знаний, нужно добавить, что священник видит многое, что мирянам не видно: личные проблемы ребенка, проблемы в его семье, во взаимоотношениях с кем-то, и батюшка может если не помочь, то как минимум поговорить или направить ребенка. Кроме того, от регулярного общения со священником, у человека начинает развиваться доверие к нему, понимание, что священник тоже человек, что с ним можно поделиться самыми сокровенными чувствами и мыслями. Такие теплые отношения остаются на всю жизнь, а это и есть ценнейшее в духовном воспитании. К тому же связь с батюшкой связывает детей с его приходом, с богослужениями, таинствами и церковными праздниками. Вера становится не одним теоретическим нагромождением знаний, а частью жизни. 

Наконец, серьезным препятствие является обвинение ОРЮР в масонстве, в масонских корнях организации, в подготовке кадров для масонских лож. Оно основано, с одной стороны, на некоторых масонских принципах, которые можно найти в скаутизме, а с другой стороны на том, что некоторые руководители принадлежат или принадлежали к масонству. Не разбирая вопрос о масонстве, не входящего в тему нашего доклада, скажем, что Православная Церковь осуждает масонство и запрещает православным христианам быть масонами; ежели кто-либо из руководителей и масон, то это не вина организации, а это его частное дело. Нужно сказать, например, что идея всемирного братства всех скаутов, это скорее христианская идея братства во Христе, заимствованная масонами у христианства, а не наоборот. Лесное имя, это не упразднение имени данного в крещении, а игра. Так можно одну по одной объяснить все наши традиции, но есть люди, предвзято относящиеся к скаутизму, и они будут все искать новые причины, почему не поддерживать наше движение. Некоторым помогает простое объяснение, других ничем не переубедишь. 

Теперь, когда мы нашли подходящего священника, установив контакт с приходом и епархиальной властью, устранив главные препятствия, приступим к самой работе. 

Священника нужно подробно ознакомить с принципами ОРЮР, с нашими принципами воспитания молодежи, с разрядной программой, в частности с духовным отделом каждого разряда. Назначив его духовником единицы, нужно ему поручить занятия по религиозному отделу разрядов, чтобы он сам проводил эти занятия, или назначил на это компетентное лицо, которое будет проводить занятия под его руководством и наблюдением. Зачеты по Закону Божию, все же желательно принимать самому священнику. Это не только авторитет, но и проверка, как дети понимают преподаваемое. Следует приглашать его на собрания штаба, при разработке календаря согласовываться с ним, чтобы не оказалось какое-либо мероприятие во время Великого праздника, или похода во время Великого Поста, когда с пищей могут быть конфликты.  

Приглашать батюшку нужно на сборы, просить его проводить духовные беседы. Особенно благотворна работа священника во время лагеря, когда он может провести беседу у костра, и после костра с желающими побеседовать. К нему посылают детей с дисциплинарными проблемами, где батюшка старается повлиять на совесть провинившегося, проводит собеседование с ребятами и с руководителями по их просьбе на их личные проблемы, находится в постоянном контакте со всеми. Если есть возможность, в лагере совершается Божественная литургия, а накануне все лагерники исповедуются. 

Замечательно сказывается работа единицы в приходе у своего батюшки: участие в крестном ходе, прислуживание в алтаре, пение на клиросе, почетный караул у плащаницы, уборка храма перед праздником, ремонт храма. Дети учаться любить свой храм, живо понимать богослужения, нужды прихода. 

В 2007 году ВАО организовал паломничество в Святую Землю – большинство ребят впервые были на местах где жил, проповедовал, умер на кресте и воскрес Спаситель. Впечатление неизгладимое.  

Так деятельно развивается у детей духовная жизнь, понимание, что религия не находится в области отвлеченных знаний, а рождаясь из сердца, окружает нас постоянно, и ведет нас к живому общению с Господом Богом. 

Еще лучше, когда приходская школа сотрудничает с ОРЮР. В забрубежье много таких примеров. До того, как мы приведем конкретный пример, нужно понять и специфику приходской школы в зарубежье. Целью приходской школы является воспитание детей в православном русском духе. Это достигается через обучение Закону Божию, русскому языку, истории и географии России, русской литературы. В зависимости от местных возможностей разные школы добавляют церковно-славянский язык, пение (и духовные песнопения, и русские народные песни), народные танцы, русскую культуру. Звучит-то это хорошо, очень даже хорошо, но если посмотреть на расписание, дело оказывается гораздо труднее, чем оно может показаться. Вся эта программа должна уложиться в субботний день, так как в будни дети учатся в своей местной школе, а по воскресеньям ходят в церковь на богослужение. Большинство русских в зарубежье живут на значительном расстоянии от храма и субботней школы, и в будние дни нет никакой возможности приехать на занятия. Это означает от 4 до 6 уроков в субботу, в среднем 30 учебных суббот в году. Сами подсчитайте. И тем не менее программа действует. Очень интереный факт, что заканчивающие наши приходские школы становятся через некоторое время деятельными участниками и работниками русской диаспоры. 

Помогает еще и то, что программа приходских школ во многом совпадает с теоретическими занятиями по разрядам. Кроме того, дети уже собрались для школы, и во многих местах сборы проводятся сразу после занятий в школе. 

Киррило-Мефодиевская Гимназия в Сан Франциско была основана в 1927 году, и переименована в Гимназию в 1948 г., т.к. программа была преобразована по образцу дорвеолюционных гимназий. В июне месяце текущего года ее закончил мой сын, как выпусник 56-го выпуска. А в первом выпуске нашей гимназии был Михаил Данилевский. За это время среди выпускников нашей Гимназии можно найти одного епископа, несколько священников, диаконов и монахов, несколько матушек, руководителей ОРЮР, председателей и активных деятелей разных общественных организаций. Вы встречались со многими эмигрантами, и я совершенно уверен, что за редким исключением все они учились в приходских школах. Все эти должности, – добровольные, т.е. не оплачиваемые посты. Это является показателем того, что приходские школы прививают подлинную любовь к Церкви и к России. Никак нельзя умалить значение домашнего воспитания, ибо если в семье не было бы глубокого понимания необходимости этого воспитания, родители не посылали бы детей в русскую православную приходскую школу, не делали бы с детьми домашние задания для нее – а это титанический и я даже сказал бы в эмигрантских условиях – героический труд. С другой стороны, многие родители, к сожалению, принимают решение не посылать своих детей в приходские школы. Быстрая ассимиляция неизбежна, и с такими представителями русского зарубежья, я уверен, вы встречались. 

На сегоднешний день, около половины учеников Кирилло-Мефодиевской Гимнизии – разведчики. В самой гимназии некоторые родители узнают о скаутах и записывают своих детей, и наоборот, некоторые разведчики узнают о Гимназии и записывают своих детей в нее. Так как программа Гимназии очень похожа на программу разрядов, по мере того, как дети проходят занятия в Гимназии, я, в качестве руководителя, даю им зачеты в пользу разрядов. Так что по окончании 2-го класса (в возрасте 10 лет), они, например, прошли Новый и Ветхий завет, знают много молитв, т.е. они прошли гораздо больше, чем им требуется для 3-го разряда. Они также прошли полный курс истории России, и я даю им эти зачеты. В 3-м классе по Закону Божию они проходят «Богослужение» - зачет для 2-го разряда. И т.д.. Ребятам остается пройти историю скаутизма и всю практику, и, попав в лагерь, они не должны проходить скучные занятия за партой. Таким образом все оказываются в выигрыше: дети охотнее занимаются в школе, в лагере – одна природа и игра. 

Конечно очень удобным является то, что скаутский дом в Сан Франциско, где проходит зимняя работа, через дорогу от кафедрального собора. И, естественно, это не случайно: так было задумано 50 лет назад. После занятий в Гимназии дети идут на сбор. Я стараюсь бывать на каждом сборе, хотя не всегда получается. Однако, торжественные сборы я никогда не пропускаю. Стараюсь бывать на собраниях штаба, хотя тоже не всегда получается: они устраиваются во время занятий в Гимназии (очень удобно: привезли детей в школу, и сами – на собрание; а я-то в это время преподаю детям). Разведчики помогают с уборкой храма, когда бывает генеральная уборка, стоят на почетном карауле у плащаницы, участвуют в мероприятиях для сбора средств в пользу кафедрального собора. 

Очень помогает личный пример: нынешний Старший Скаутмастер, и предыдущий Старший Скаутмастер – оба поют в архиерейском хоре кафедрального собора; регент хора – Скаутмастер, бывший Начальник Отдела – посвященный иподиакон, заведует прислужниками в алтаре кафедрального собора. Можно еще привести много подобных примеров. 

Во время летнего лагеря мы освящаем лагерное место и палатки во время открытия лагеря. Стараемся проводить как можно больше времени в лагере, намеренно не занимаясь строевой работой для того, чтобы все время быть готовыми на всякого рода встречи. Сейчас в лагерях зарубежья половина участников старые эмигранты, половина недавно приехавшие из России люди. В духовном окормлении нуждаются все, и каждый нуждается в чем-то разном. Здесь как раз и находится у всех время поразмыслить о жизни, поговорить со священником (телефоны, электронная почта и мобильники недоступны). Проводится работа духовного воспитания и с детьми – беседы у костра, и после костра – мы считаем что это самые полезные и серьезные, беседы на занятиях, личные беседы с ребятами, с руководителями, с родителями. 

Бывает Божественная литургия под открытым небом (в Новом Павловске построена прекрасная часовня), в Калифорнии уже есть проект постоянной часовни. Накануне бывают беседы об исповеди, о богослужении. Ребята и большинство руководителей исповедуются и причащаются. 

Самое главное, на наш взгляд, это то, что ребята привыкают видеть священника и с ним общаться, видят, что со священником можно поговорить на самые разные темы, начинают понимать что духовная часть нашей жизни – это жизнь, а не спорадические эпизоды в ней. 

В заключение мы хотели бы пожелать нашим руководителям никогда не забывать цели нашей работы: духовное, патриотическое и физическое воспитание нашей молодежи. 

Для наилучшего способствования в деле духовного развития и себя самих, и детей, мы пожелаем найти священников, заинтересованных в работе с молодежью, в сотрудничестве с ОРЮР. 

Боже дай, чтоб мы завтра были лучше, чем сегодня.

 



 





Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей.
Copyright © 2016
Synod of Bishops of the Russian Orthodox Church Outside Russia.
При использовании материалов, ссылка на источник обязательна:
"Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей"
75 East 93rd Street
New York, NY 10128, U.S.A.
Tel: (212) 534-1601
Э-адрес для информации, присылки новостей и материалов: webmaster@synod.com
Э-адрес для технических дел: info@synod.com