На главную

 

Православие в Пакистане

 

18 сентября в Миссионерском отделе Московской духовной академии состоялась встреча со священником РПЦЗ Адрианом Августусом, окормляющем сформированный им православной приход в Пакистане.

 

Путь ко Христу. Священничество

Моё обращение в Православие не было легким. До моего присоединения в 2007 году я был англиканским дьяконом в Индии. Когда я начал искать православие, я отправлял множество писем с вопросами о вере, и единственным, кто смог дать мне исчерпывающие ответы на них, был Владыка Илларион, в то время ещё архиепископ Сиднейский. Родом я из очень бедной семьи, моя мама была учительницей в школе, наша жизнь протекала в строгом духе католицизма. Когда Владыка посоветовал мне поступать в семинарию в Джорданвиле, моя мама тяжело болела, мы находились в трудной ситуации – ехать в Америку было для меня практически невозможно. Спустя три месяца Владыка Илларион написал, что может принять меня к себе, в Австралии. Владыка и я после этого стали, как отец и сын. Всё, что я узнал о православии, я узнал от него. Я очень хотел стать священником, но не просил рукоположения у Владыки, ожидая, когда Сам Господь меня этого сподобит. Когда я был рукоположен, я не хотел ограничиваться лишь своей деятельностью на приходе: мне хотелось, чтобы наша истинная вера стала доступной каждому человеку. Многие люди и в Пакистане, и в Индии хотели бы изучить Православие и стать ревностными христианами, но для этого у них очень мало возможностей.

В Пакистане сейчас тяжелая ситуация, связанная с исламским правительством, и белым людям небезопасно находиться в этой стране, никто из миссионеров не хочет ехать туда. Да, так оно и есть, Пакистан далеко не безопасная страна. И, нужно отметить, что в этой стране существует опасность для жизни не только для белых людей, иностранцев, но и для её граждан: внутри страны одни мусульмане борются с другими мусульманами, одни мусульмане убивают других мусульман. Население Пакистана делится на три большие группы. На севере живут патаны из Афганистана, в середине живут пенджаби, а на юге Синди, и в самой Синди есть также небольшая группа индусов, и все эти группы населения борются друг против друга. Простой пакистанец не знает утром, когда он выходит из дома, вернётся ли он к вечеру домой.

Голос из Пакистана

В Пакистане было два человека, которые покинули католическую семинарию и, также как и я определенное время назад, писали письма с вопросами о вере по э-мейлу, пытаясь найти Православие. Владыка Илларион переадресовывает письма из Пакистана ко мне, так как я знаю менталитет этих людей и могу определить, искренние ли это верующие или, быть может, эти письма были посланными людьми, которые на самом деле не имеют желания найти Христа. Население Пакистана очень бедно, и это весьма могло бы быть простым обманом. Когда я прочел эти письма, они тронули моё сердце. Я не думал дважды, и, попросив у Владыки благословение, я отправился в Пакистан.

Когда я приехал туда, я сильно удивился: вместо двух человек, которые писали мне, меня встретило около пятидесяти человек. Когда я поселился в гостиницу, мне не разрешали выходить на улицу. Дело было вот в чем. Мне и сейчас опасно приезжать в Пакистан, но не потому, что у меня светлая кожа, а потому, что я индиец. Между Пакистаном и Индией было четыре войны, и по моем прибытии меня посчитали за шпиона. Но местный член парламента позволил мне на 12 часов выйти из гостиницы, предположив, что я всё же не шпион, а миссионер. Пресса сообщала, что приехал такой-то священник, ко мне собиралось всё больше людей, и я, помолившись Святому Духу, начал свою проповедь. Сначала я пытался говорить о времени до Рождества Христова. Потом я рассказывал им о самом Рождестве Христовом, о создании Церкви, о периоде семи Вселенских Соборов, о роли священников и диаконов в нём. Я пытался объяснить им, что принять Православие не так уж просто, состояние человека должно измениться. Единственная нормальная причина прихода в Православие – стать святым в Церкви, чтобы душа человека соединилась после его смерти с Богом. И роль священника – дать человеку толчок к началу этого делания. Для этого нет легкого пути, для этого нужны и молитва, и посты и исполнение всех остальных православных установлений. После двухчасовой проповеди мне задавали множество вопросов, среди тех, кто искал истинную веру, были и представители агентств, которые пытались услышать в моей проповеди что-либо подозрительное. В ту ночь я присоединил к Православной Церкви около 110 католиков.  На следующий день я также смог крестить около 74 человек из 10 пакистанских семей. Я спрашивал людей, почему их так заинтересовала проповедь, и они ответили, что их тронуло то, что я, будучи индийцем, приехал к ним и начал проповедовать Православие, то, что я не смотрел на них, как на каких-то плохих людей, не судил их по внешним признакам: те люди из Пакистана – очень бедные люди, простые крестьяне. И также в храме, и во время общения, я не сажусь за стул, когда они сидят, а сажусь вместе с ними на пол. Этим людям особенно нужна пастырская забота, у них нет никого, кто бы их послушал: ни в мечети, ни в католическом храме. Нужно иметь в виду, что в и Пакистане, и в Индии Католическая Церковь – это очень крупная, сильная организация. Студентов католической семинарии сразу после  выпуска часто отправляют на должность директора местной школы, попасть в которую – здесь желание для каждого ребенка. И, став директорами учебных заведений, католические пасторы забывают о том, что они в первую очередь не директора, а священники. Я объясняю пришедшим людям, что моя работа, как священника, - это как раз служить людям для их спасения, любить их и заботиться о них.

Владыка был рад видеть меня живым…

Следующей моей задачей было сохранить общину из ста семидесяти обращенных пакистанцев. Когда я вернулся в Австралию, я сразу сказал тогда Владыке, что необходимо срочно организовать миссию в Пакистане. И Владыка Илларион благословил организацию миссии в честь архистратига Божия Михаила. Я спрашивал людей из Пакистана, почему они пригласили к себе меня, а не тех православных священников, которые уже служили в Пакистане. Они ответили, что те священники принадлежат к Вселенскому Патриархату, а я принадлежу к Русской Православной Церкви, и так как Русская Церковь является самой крупной поместной Церковью, в которую входит множество различных народов, то они надеются получить заботу именно в Русской Церкви. Видя, какие святые просияли в русской земле, видя, что я принадлежу к этой же Русской Церкви, пакистанцы поверили, что я смогу любить их, заботиться о них. Я  также попросил Владыку Иллариона назначить туда больше священников, чтобы там, как можно скорее, была совершена Божественная литургия.

Вторая поездка в Пакистан длилась 10 дней. В этот раз моей главной миссией была пастырская забота. В это время я общался с людьми, пытался понять, в чем они нуждаются, пытался открыть свои крылья для них. Тогда же я первый раз смог служить литургию в русском стиле на языке урду. В эту же поездку мне удалось обратить в Православие одного бывшего католического священника с его женой. Когда однажды ночью он переводил текст литургии на язык урду, слова священнических молитв тронули его сердце, и он захотел вернуться в те времена, когда писались эти молитвы. Этот случай стал причиной его обращения в православие. В этот раз ко Христу обратились более 50 человек

Хочу также сказать, что сейчас у меня есть возможность приезжать в Пакистан без приглашения с чей-то стороны. Однажды мне удалось встретиться с пакистанским послом и объяснить, кто я такой и что такое православная Церковь, объяснить, что я не шпион и прочее. Он поздравил меня за труды во благо пакистанского народа, но сказал также, что заниматься миссией по туристической визе незаконно, и далее случилось невероятное, он сказал мне, что верит в мое дело в Пакистане, и что я могу получить миссионерскую визу. Это почти что невозможно получить христианскому священнику миссионерскую визу в исламской стране. Когда в следующий раз я встретился с пакистанской интеллигенцией, я показал им и мой крест, и мою миссионерскую визу, сказав, вот, ваше государство разрешило мне заниматься здесь своим делом. Вы можете слушать меня, а можете и нет. Они спросили, какие теперь у меня планы, и я ответил, что хочу построить церковь. В общине Пакистана есть трое христиан, которые хотят стать священниками, у них сейчас есть свои задачи. Православные собираются сейчас по домам и совершают те службы, которые может служить мирянин, я давал им наставления читать часы, обедницу, Евангелие, после этого они продолжают своё общение во время чаепития. Очень важно, чтобы в скором времени в Пакистане появился постоянный священник. Если кто-то из христиан умрет, кто будет его отпевать? Следующая поездка в Пакистан планируется в феврале-январе на 5-6 дней.

«Ни эллина, ни иудея»

В эту поездку со мной поедет двадцати двух летний парень из Одессы. Я призываю всех, не только австралийцев, но и русских, присоединяться к моей деятельности в Пакистане. У нас есть гостиница с вооруженной охраной, где вы будете в безопасности. Для пакистанцев будет очень важно, если к ним приедут люди из России, потому что тогда они почувствуют, что вся Церковь поддерживает их, заботится о них. Если вы поедете к ним, главное будьте, как можно более дружелюбными, и бедные люди отдадут последние деньги, чтобы вы чувствовали себя комфортно.

Моя мечта – распространять Православие, у меня нет страха перед смертью, потому что я все делаю ради Церкви, Церковь – моя семья, жизнь в ней, жизнь Православием переполняет меня, и я хочу поделиться этим с другими.

-Отец Адриан, Вы первый раз в России?

-Да, это мой первый визит. Россия всегда была страной, которую я хотел посетить. Конечно, благодаря Православной Церковной, я рад здесь быть всегда. Один из любимых святых нашей общины в Пакистане – святой Сергий Радонежский. Приложиться к мощам этого преподобного – это очень дорого для меня.

-Вы планируете сотрудничество с Московской духовной академией?

-Да. Три наших кандидата вскоре отправятся в Таиланд к священнику отцу Олегу для литургической практики. А будущих кандидатов я собираюсь отправлять сюда. Также у нас есть шесть девушек, которые хотят стать монахинями, им около двадцати лет. Когда я спросил у них, почему они хотят стать монахинями, они ответили, что желают лучше стать невестами Христовыми. Нужно знать, что в Пакистане, как в исламском государстве, женщина не имеет почти никаких прав. Две же из них были шесть лет послушницами в католических монастырях. Сестры-монахини в Католической Церкви отличаются от православных монахинь. У нас совсем другие правила жизни. Сейчас мы пытаемся организовать с отцом Георгием Максимовым их поездку в женские монастыри России на несколько недель, чтобы они испытали своё решение, ознакомившись с монашеской жизнью.

-Вскоре Вы будете приглашать учащихся семинарии присоединиться к миссии в Пакистане. Если кто-то из семинаристов пожелает поехать с вами, какие требования Вы будете предъявлять?

-Оставить свою гордыню дома. Если кто-то нальет вам чая в сломанную кружку, нужно поблагодарить и выпить. Главное, нужно быть дружелюбным к людям, любить их – более ничего не требуется. Конечно, нужно представлять себе, что такое ислам и уметь, если это понадобиться, объяснять, почему спасение находится в Православии, а не где-то ещё. Конечно, я гарантирую, что вы будете в безопасности, лучше я умру, чем позволю вам как-то пострадать. Не надо думать о движении «Талибан», жизнь общины устроена довольно безопасно. Очень хорошо, если бы два-три студента могли поехать со мной помочь мне на литургии, хотя я служу на урду, некоторые песнопения могли бы быть исполнены на церковно-славянском языке.

-Что будут делать там те, кто вызовется поехать с Вами? Какая будет их задача?

- Сесть с людьми, переводчика я организую, и рассказать о святых отцах, православии, о смысле жизни. Если вы посмотрите на наши фотографии, то вы увидите, что я сижу с ними на полу даже не в подряснике, мы общаемся как друзья. Мой личный опыт миссии таков, что реальное распространение Евангелия происходит за кружкой чая во время дружеской беседы.

- Не все семинаристы имеют миссионерский дух, о котором Вы говорили, как Вам кажется, как духовные школы могут воспитывать у своих учащихся желание распространять истину?

- Это слишком эгоистично желать спастись только одному себе. Спастись одному легко, а спастись с ближним – намного тяжелее. Нужно помнить о людях, которые не знают Православия, не знают истиной веры, нужно помнить, что они духовно умирают. Наша цель привести их к вере. Семинария должны использовать специальные учебные планы, должны показывать важность миссионерства, как такого, обращать внимание на примеры таких святых, как равноапостольный Николай Японский, святитель Иоанн Шанхайский. И, конечно, желательно приглашать известных миссионеров, чтобы они имели возможность рассказать на своей лекции об опыте миссии.

- Отец Адриан, кто-то финансирует Ваши поездки?

- Я сам, пять дней в неделю я работаю в банке «American Express».

- Расскажите, что больше всего трогает сердца пакистанцев в Евангелии?

- Само Евангелие они слышали и у католиков, и у евангелистов, и в Англиканской церкви. Я же стараюсь направить его на саму жизнь Евангелием, а не на простое его слушание. Я сразу объясняю, что Церковь - это не клуб для знакомств, главная задача Церкви – подойти ближе к святости. В Церкви мы должны принять Евангелие так, чтобы оно хранилось в нашем сердце, и мы, выходя из храма, должны распространять это Слово Божие по всему миру, чтобы оно давало силы и нам, и ближним вокруг.

- Какие вопросы чаще всего задают Вам Ваши пасомые?

- Чаще всего меня спрашивают о различиях между православием и католицизмом. Я пытаюсь понять их и научить их, что их цель – это приближаться к святости. Дело в том, что католики не приближаются к уровню простого человека, они смотрят на человека как судьи. Как я уже говорил, католические священники часто забывают о своем пастырском долге, когда же пакистанцы получают заботу от священника, и между ними появляется любовь, они видят разницу между православием и прочими учениями. Они видят, что к ним приходит индиец отец Адриан и заботится о них. Этому я научился у Владыки Иллариона: когда я был в Австралии, Владыка, будучи ещё тогда архиепископом, забрал меня на своей машине из аэропорта, привез домой, приготовил мне покушать.

Беседовал Денис Гришков

Пресс-служба МДА
Фото: Н.Мельничук (МДА)