На главную


Митрополит ЛАВР

О преподобном Паисии Величковском
(к 210-летию со дня преставления)

Русь с необыкновенной легкостью и в то же время с искренностью и чистосердечностью восприняла святое Православие вместе со всем его мировоззрением. И можно с уверенностью сказать, что сама Византия, от которой мы восприняли святое Православие, не подозревала того, что она готовила себе в лице России, в лице русского народа, достойное преемство. Таким образом, нужно считать, что Россия по Божественному Промыслу была приведена ко Христовой вере, чтобы хранить истину правого Боговедения, подлинного, Православного христианства. Надо полагать, что Промыслом Божиим, как было сказано выше, возникла сильная и великая Русь именно в то время, когда обитатели ее приняли христианство, и, как раз в ту пору, когда западные христиане уклонились от истинного Православия, впали в еретические заблуждения, а восточному православному миру грозила опасность пасть под владычеством ислама, Россия уготовлялась Божиим провидением быть хранительницею истинного богооткровенного вероучения, новым избранным народом для хранения на земле истинного, Православного христианства.

В первоначальный наш Киевский период, стараниями Святого Князя Владимира и его преемников, Русь начала духовно процветать и укреплялась, как политически, так и государственно. Однако, с нашествием татар и разгромом, который они учинили, этот расцвет, можно сказать, прекратился.

И вот, не взирая на тяжкие потрясения и бедствия, которые Русь понесла со стороны поганых и иноверцев, сердца русских людей еще больше привязались к святой Православной Церкви, и авторитет веры Православной поднялся еще выше. Новой эпохой духовного подъема и возрождения явились последующие века - XIV-ый и XV-ый. Это время преподобного Сергия Радонежского и его сподвижников-учеников, которые создавали обители по всему северо-востоку Руси, а около обителей возникали поселения. И так росла и ширилась и создавалась "Святая Русь".

И снова, с начала XVI-го века, из-за того, что Русь оказалась оторванной от православного Востока, а Византия оказалась под властью турок, характер нашего отечественного подвижничества начал постепенно меняться. Возникли трудности и споры между "стяжателями" и "нестяжателями". Затем наше отечественное монашество ожидало нечто гораздо худшее - это эпоха, начиная с царствования Императора Петра I-го. Дошло до того, что монашествующие подвергались гонениям, особенно во времена, когда у власти были иностранные вельможи, окружавшие наших императриц. Во второй половине XVIII-го века начинается поворот, и заметно снова возрождение русского монашества. И тут огромное значение имел в возрождении и обновлении русского монашества - Старец схиархимандрит Паисий Величковский.

Сначала мы приведем его краткое жизнеописание, а потом коснемся и его трудов, его духовного наследия.

Будущий старец Паисий, или теперь мы можем его называть - преподобным Паисием, родился 21 декабря 1722 года в г. Полтаве, в семье священников: его отец, дед и прадед были священниками. Мать его впоследствии была монахиней, также и бабушка, и тетка. Мальчика в святом крещении назвали Петром. Отец его, о. Иоанн, был настоятелем соборной Успенской церкви. Мать, Ирина, заботилась о детях. Петр рос тихим и кротким мальчиком, любил читать, и в ранней юности он прочитал все духовные книги, какие имелись в их доме и в соборной библиотеке. Среди книг были: Священное Писание, некоторые творения свят. Иоанна Златоуста и преп. Ефрема Сирина.

Жизнеописатель замечает о нем, что он был "зело стыдлив и бездерзновенен", так что даже родные почти никогда не слышали его голоса, а гости часто спрашивали: "не немой ли он у вас?"

В 13-летнем возрасте Петр поступил в Киевское Духовное Училище, впоследствии ставшем Духовной академией, где в то время преподавали Симон Тодорский, архиепископ Псковский; Арсений Мацеевич, митрополит Ростовский и другие. Застал он там и иеромонаха Иоасафа, будущего епископа Белгородского. Образование было поставлено на очень высокую ступень. В Академии было в то время около 1200 учеников. Но Петра не это привлекало, его сердцем всецело владели - храмы, святые обители, безмолвные пещеры и уединенные 6еседы с друзьями о страннической жизни. Они часто собирались где-нибудь в укромном месте и говорили на душеполезные темы. "Лучше, - говорили они друг другу - оставаться в миру, нежели, отрекшись для вида от мирских благ, проводить в монастыре жизнь беззаботную и широкую". Они поклялись друг другу не принимать пострига в богатых монастырях, где невозможно подражать нищете Христовой.

На третий год учения усердие Петра к занятиям начало ослабевать, а тяга к монашеству все более и более брала верх. Наступили школьные каникулы, и Петр вернулся домой. Мать, когда узнала о его намерении оставить школу и уйти в монастырь, была категорически против его желания. У Петра в Полтаве был друг Димитрий, с которым они вместе учились, они условились, что оба убегут за границу. Но их первоначальный план не осуществился, ибо Петр заболел и отложил свой отъезд в Киев. Когда он поправился, то мать его проводила, думая, что он будет продолжать учиться. Но тут, в Киеве, Петр начал обдумывать свое будущее. Он решил направиться в Чернигов к старцу Пахомию, чтобы от него получить совет и указание, и благословение на дальнейший свой путь. Побыв несколько дней со старцем Пахомием, который сказал Петру: "Тебе лучше всего идти в монастырь, который находится недалеко от Любеча, родины преп. Антония Печерского. Там ты найдешь иеросхимонаха Иоакима, который и научит тебя, что делать". Петр так и сделал. Когда Петр подходил к монастырю, то заметил, что от города Любеча к монастырю были расставлены рогатки и там была стража. У Петра не было никакого документа, поэтому он боялся, что стража задержит его. В это время, по ту сторону рогаток показался монах. Остановившись около стражи, монах начал смотреть на приближающегося Петра, когда стража окликнула его, монах, не давая ему ответить, воскликнул: "что вы спрашиваете, кто он? Разве вы не видите, что это инок-послушник, возвращающийся в монастырь?" И стража пропустила Петра. Так он, с Божией помощью, смог устроиться в монастыре. Получил послушание эконома, читал жития святых в трапезной и трудился на разных послушаниях. Жил около старца Иоакима, ему благословили носить подрясник, и он радовался своей мирной жизни.

Но не долго пришлось жить Петру в этой обители. Через три месяца после его прихода был назначен новый настоятель, и из-за возникших затруднений, Петр удалился из монастыря. Долго скитался он по правобережной Малороссии, притесняемой тогда поляками и униатами. Узнав об одном пустыннике, жившем на острове, посреди реки, Петр поспешил к нему. Звали его Исихий. Трудился он в списывании святоотеческих книг. Петр попросил взять его в ученики. У Петра от слез и просьб опухло лицо, но старец был непреклонен: "Чадо, я человек грешный и недостойный и не в состоянии направить на путь Божий мою собственную бедную душу", - так он ответил Петру.

Уйдя от отшельника, Петр вскоре нашел один монастырь, Медведовский, в который и поступил. Делать он ничего не умел, и братия над ним часто издевались. Дали ему послушание жать пшеницу, но он порезал себе пальцы. Тогда ему поручили возить воду и глину, резать хлеб в трапезной, подавать братии кушание, убирать и мыть посуду. Также указали ему ходить на клирос. В этом монастыре он принял постриг в рясофор с именем Платона. Старец его через неделю куда-то ушел, и остался Платон без пастыря: "как овца заблудшая". Сам он о себе так говорит: "Была моя душа в юности весьма удобопреклонна к повиновению, но не получил я такого божественного дара за свое недостоинство".

Через некоторое время обитель эта подверглась нападению униатов и была закрыта. Отец Платон перешел в Киев в Лавру и работал там типографом. Горя желанием к подвигам и пустыннической жизни, о. Платон направился в Молдовлахию, где был расцвет духовной жизни, так как там монастыри находились под влиянием Святой Горы Афонской. Был он в монастыре Св. Николая - Трейстхны, а затем вскоре перешел в скит "Кыркул". В молдавских монастырях он пробыл около трех лет, подвизаясь под руководством старцев - о. Василия, о. Михаила и о. Онуфрия.

Вскоре после этого отец Платон предпринял путешествие на Святую Гору Афон, надеясь там найти духовных руководителей и предаться там подвигам. Было в то время Платону 24 года. Жизнеописатель старца говорит по поводу его переселения на Афон: "Кто может разуметь пути Господни? И кто знает советы Его? Божественным Своим промыслом Он взял его из отечества, провел его через многие страны, чтобы там собрал себе духовною куплею многое богатство духовное, и привел его, наконец, во Святую Гору Афонскую, чтобы и здесь, продолжая куплю, он еще более увеличил свое духовное богатство, а потом дал бы его и всем ищущим у него духовного наставления. Господь сделал его подражателем преподобного Антония (Печерского), подобно ему малороссиянина. И как преподобный Антоний, странствуя, пришел во святую гору Афонскую, где принял святой ангельский образ, и пожил там много лет и сподобился великих дарований духовных, и был потом возвращен в свое отечество, чтобы и здесь насадить и умножить монашеское жительство, так и блаженный Паисий, обогатившись небесным богатством, возвратился туда, откуда вышел - в Молдавию, да обновит обветшавший монашеский чин, да восстановит падшее общее житие и насадит в нем треблаженное послушание, просветив учением своим во тьме неведения сидящих, вразумит исправлением и новым переводом с греческого языка на свой, отеческих и богословских книг".

Спутником Платона на Святую Гору был иеромонах Трифон. Прибыли они на Святую Гору 4 июля, в канун памяти преп. Афанасия Афонского, который жил на Святой Горе как пустынник, а потом основал первый общежительный монастырь. Теперь его монастырь на Святой Горе - главный, первый среди двадцати других монастырей. Отдохнув несколько дней в лавре преп. Афанасия, путники направились в монастырь Пантократора, около которого проживали иноки славянского племени. Путь к Пантократору был далекий и трудный. Путники утомились, сели отдохнуть, попили холодной воды. И вот они простудились. Иеромонах Трифон заболел лихорадкой, и не могли ему помочь, он скончался по приходе в Пантократор.

Платон остался жить в Пантократоре. Понемногу он стал знакомиться с соседними монастырями, обходил окрестных монахов и пустынников, желая найти себе духовного наставника. Пришлось ему трудно, так как он жил в нищете около 4 лет. В 1750-м году прибыл на Святую Гору молдавский старец о. Платона - схимонах Василий, который постриг Платона в мантию с наречением ему имени Паисия. Вскоре присоединились к Паисию его первые ученики - Виссарион и Кесарий, а потом число их возросло до 12 человек. В 1758-м году, на 36-м году жизни, о. Паисий был рукоположен в сан иеромонаха. При увеличении числа своей братии, по их просьбе, о. иеросхимонах Паисий испросил у монастыря Пантократора старую келлию пророка Илии и приступил к устройству Скита Пророка Илии. Таким образом, старец Паисий, явился основоположником теперешнего Скита Пророка Илии на Святой Афонской Горе. Иноческое братство его росло. Очень скоро не только братство, но и многие святогорские иноки других обителей, стали духовными чадами о. Паисия. Даже патриарх Серафим, живший на покое в Пантократоре, приходил к нему для духовных бесед. Вся братия усердно занималась рукоделием, и сам старец трудился над изготовлением ложек, а ночи проводил в чтении и списывании святоотеческих книг, уделяя сну не более трех часов в сутки.

Но враг рода человеческого позавидовал росту братства Паисиева, их мирной духовной жизни и преуспеянию. Вскоре возникли некоторые затруднения в жизни обитателей скита, которые были вызваны старцем Афанасием, жившим по соседству со Скитом. Это недружелюбие и все осложнения очень беспокоили о. Паисия и его учеников.

Братия возросла до 50-ти человек, и не было места для жилья, нужно было строить новые келлии, а средств не было. По совету некоторых афонцев, о. Паисий вместе с братией, переселились в монастырь Симона-Петра, который в это время пустовал. Они надеялись таким образом избавиться и от неприятностей со старцем Афанасием. Братия монастыря Симона-Петра оставили свой монастырь, ибо они задолжали и не могли платить турецким властям. Но через три месяца пришлось покинуть этот монастырь и о. Паисию с его братией, так как турки потребовали уплаты старого долга, а у них не было никаких средств. Снова они возвратились в скит св. пророка Илии. Но скудость не позволила им тут обосноваться надолго, нужно было думать о другом месте.

Старец Паисий решил переселиться со своей братией в Молдовалахию. В 1763 году, после 17 лет на Святой Горе, он с 64-мя братиями покинул Святую Гору и переселился в Молдавию.

Приготовившись к отъезду, старец Паисий нанял два корабля, и в одном поместился он со славянскою братиею, а во втором он поместил о. Виссариона с молдавской братией. Поместились они сначала в монастыре Святого Духа в Драгомирне, в Буковине. Монастырь был предоставлен им с угодиями, был освобожден от всяких даней. Хотя и был в запущении, но скоро, стараниями братии, монастырь благоустроился. Устав был Афонский для богослужений. Служили на двух языках - на правом клиросе пели по-славянски, а на левом по-молдавски.

В келейной жизни монашествующих старец требовал от каждого брата, чтобы он проходил свое звание с полным сознанием и усердием, был монахом не только по одежде, но и по духу.

Старец по целым дням был занят с братией, двери его кельи не закрывались иногда до 9 часов вечера. Одни уходили, другие приходили по делам духовным или хозяйственным. Кроме того, ежедневное чтение старцем святоотеческих книг и его беседы имели огромное значение для духовной жизни монашествующих. Но мирная жизнь в Драгомирне была нарушена военным временем, возникла война между Россией и Турцией. Драгомирна оказалась под властью Австрии, и поэтому пришлось эвакуироваться в Секул. Тут братия приняла участие в помощи беженцам. Последовали трудности и в жизни монастыря, братии. Постепенно жизнь вошла в колею и в Секуле. Книжные занятия старца не прерывались и здесь. Особенно стала развиваться здесь его переводческая деятельность. Секул, конечно, был мал для его братии, тесен. И вот, по ходатайству молдавского государя князя Константина, старцу Паисию с его братией, по благословению митрополита Гавриила, было предложено переселиться в Нямец в 1779 году. Однако, старец Паисий не очень соглашался на это предложение, так как это вызывало много осложнений и забот, а возраст его уже был преклонный.

После некоторых колебаний, старец решился на переселение, но оставил часть братии в Секуле, а часть переселилась в Нямец. Сам он тоже переселился в Нямец. Это был последний этап его жизни, самый трудный, но и самый плодотворный. Число его братии, объединившейся вокруг него, возросло здесь до 700 и более. Слух об их высокой духовной жизни и об их старце распространился далеко по всему православному Востоку. При помощи князя старец устроил в обители больницу, странноприимницы и значительно увеличил число келлий. В Нямеце старец поставил дело переписки и перевода отеческих книг самым широким образом. Он собрал вокруг себя многочисленную группу помощников и специально подготовил их к книжному делу. Он обучал их греческому языку и для усовершенствования посылал их в Бухарестскую академию.

Благодаря усердной работе этой группы подготовленных сотрудников, появляется большое количество исправленных переводов святоотеческих книг и очень много списков с них. По свидетельству проф. А.И. Яцимирского, из тысячи рукописей, хранящихся в библиотеке Нямецкого монастыря и написанных в разное время на языках молдавском, греческом, латинском, итальянском, немецком, еврейском, арабском, турецком, сирийском, болгарском, польском, французском и славянском, двести семьдесят шесть рукописей относятся ко времени старца Паисия, и более 40 из них написаны собственноручно им.

Возраставшая слава старца Паисия как учителя духовной жизни располагала многих обращаться к нему с письменными запросами. На эти запросы старец отвечал письмами, иногда очень обширными. В них старец касается разных вопросов монашеской и общецерковной жизни, дает указания, советы. Эта переписка забирала очень много времени. В этих разнообразных трудах и заботах незаметно проходили многие годы, и постепенно он приблизился к концу своей жизни.

Последние годы его жизни были омрачены грозными бедствиями, которые были вызваны войной между Россией, Австрией и Турцией. Нямец был занят турками, но австрийцы напрягли все силы и освободили Нямец, вскоре подошли и русские войска. В Яссы приехал главнокомандующий русской армией князь Потемкин, и вместе с ним прибыл архиепископ Словенский и Полтавский Амвросий. Последний пожелал видеть знаменитого старца Паисия и прибыл в Нямецкий монастырь, где был встречен братством. Это было 1790 году. В воскресный день архиепископ Амвросий совершил литургию, за которой возвел старца в сан архимандрита. Старец был уроженцем Полтавы, и Полтавский Архиепископ возвел его в сан архимандрита.

После военных событий жизнь постепенно наладилась, и старец по-прежнему работал и трудился: переводил, писал письма, руководил жизнью братства, но силы его слабели, и он сдавал. Только незадолго до предсмертной болезни, он перестал заниматься переводами. 5 ноября 1794 года он почувствовал особую слабость и слег в постель. В воскресение он почувствовал себя лучше и пришел в церковь и причастился. Дальше слабость снова начала увеличиваться. И 15-го ноября 1794 года, на 72-м году жизни старец Паисий тихо скончался.

Известие о кончине схиархимандрита Паисия быстро распространилось, и в Нямец собралось много монашествующих, богомольцев, прибыл епископ Вениамин и в Вознесенском Соборе было совершено его отпевание и затем погребение.

Итак, мы видим, что переселение старца Паисия по Божественному промыслу в Молдовлахию оказалось очень полезным для его дела. Если бы старец остался на Святой Горе, то, во-первых, прекратился бы рост его братства за недостатком средств и помещения, и, во-вторых, оно не могло бы иметь такого широкого влияния на духовную жизнь православного монашества в Молдавии и в России.

В Старце схиархимандрите Паисии сочетались святость личной жизни, любовь к просвещению, способность к устроению монашеского общежительного братства, умение привлечь к себе и духовно воспитать многочисленный сонм учеников, создать школу духовного подвижничества и, наконец, большое литературное дарование, которое и помогло ему совершить важное и необходимое дело - исправление старых переводов, а также совершить новый перевод святоотеческой аскетической литературы.

Книжные труды Старца Паисия многоразличны. Обнаружив в существовавших тогда славянских переводах святоотеческой письменности многие недочеты и неясности, он сознал необходимость их тщательно проверить. Для этого он начал усиленно искать на Святой Горе Афонской греческие подлинники. Но их не так легко было достать, так как эти труды никто не продавал. Поэтому многое пришлось ему самому переписывать, остальное он поручал, за плату, другим. Тут он установил, что далеко не все творения Святых Отцев переведены на славянский язык. И вот, вторую часть этой работы, самый уже перевод, он начал выполнять в Молдавии, по переезде его туда с братией.

Чтобы подчеркнуть добросовестность подобной работы, укажем, что старцу приходилось сверять и исправлять один и тот же текст до трех и больше раз. Но и при этом о. Паисий сознавал недостаточность сего: он пишет: "...К прискорбию моему вижу, что (это)... далеко от совершенства и что, если только Господь по Своему милосердию продлит мне жизнь и даст мне, почти уже слепому, необходимое зрение, мне придется еще потрудиться над исправлением..."

Лишь под конец своей жизни старец Паисий поставил дело переписки и перевода святоотеческих книг самым широким образом. И оттуда труды эти разошлись по монастырям православного Востока и попали и в пределы России, где они сыграли исключительную роль в возрождении русского монашества в XVIII и XIX веках.

Как в начале христианства на Руси, в насаждении православия имели первостепенное значение преподобные Антоний и Феодосий Печерские и их ученики, из которых многие были первыми епископами на Руси, а позднее - преп. Сергий и его ученики содействовали укреплению Православия, так и в XVIII - XIX вв. ученики преп. Паисия Величковского сыграли главную роль в возрождении русского монашества и в росте старчества.

Ученики преп. Паисия имели влияние на монашествующих - на Святой Горе Афонской, в Молдавии и России. В Россию вышло особенно много его учеников, под воздействием которых произошел большой подъем духовной жизни, возросли интерес и любовь к чтению и изучению книг, появились старцы и настоятели монастырей, хранившие заветы старца Паисия. Можно наметить три главных течения: северное, центральное и южное. Северное движение имело своими главными центрами - Соловецкий монастырь, Валаам, Александро-Невскую лавру и Александро-Свирский монастырь. Центральное движение сосредоточилось в Москве, во Владимирской губернии, в Оптиной пустыни и затем в Орловской губернии. Южное - в Площанской пустыни и в Глинской пустыни. Круг влияния Старца Паисия был широк и велик. В России он распространялся на монастыри в 35-ти епархиях.

Хотя преподобный Паисий жил за границей и вся его деятельность проходила за пределами России, однако, его дело проникало в Россию и принесло сторичный плод среди российского монашества, в Русской Церкви.

В деятельности преподобного Паисия можно усмотреть нечто похожее и на наше время. Как тогда, при жизни преп. Паисия, его письменные труды проникали в Россию и там переписывались, издавались - так были изданы славянское Добротолюбие, Писания преп. Исаака Сирина и многое другое. Нечто подобное, при других условиях, происходит и теперь. Наша Русская Зарубежная Церковь несет свою миссию заграницей среди русских православных людей и в то же время плоды своих трудов направляет, в виде Святоотеческой и церковной литературы, в Россию, где теперь ощущается сильный голод слышания Слова Божия и духовной литературы (статья написана в начале 90-х годов - ред.).

Правда, есть, конечно, большая разница между временем, когда жил преп. Паисий, и нашим временем. Тогда старец Паисий жил в православной стране и, хотя и не было таких типографских возможностей, как мы их имеем теперь, но можно было свободно переписывать и пересылать рукописи в Россию, и там их печатали и распространяли. А мы теперь, хотя и живем в окружении иноверных, имеем возможность свободно печатать и большими тиражами, но распространять духовную литературу среди наших собратий в России мы не можем. Но с Божией помощью удается кое-что переправлять туда, и это малое, мы надеемся, принесет сторичный плод. Да будет сие, Господи! молитвами преподобного Паисия!

Вот, таковы вкратце - житие, подвиги, труды и заслуги преподобного Паисия Величковского, восстановителя строго общежительного монашества и основоположника русского старчества в ХIХ-м веке.

Вот, сколько добра может сделать один человек, конечно, с Божией помощью. Может быть, и среди нашей молодежи найдутся желающие послужить Богу, послужить Русской Православной Церкви. Нужны и юноши и девушки, наши монастыри нуждаются в пополнении молодыми силами, а если возродится Россия, то там тоже нужны будут опытные и подготовленные люди. Кто чувствует к этому призвание, откликнитесь!

Это краткое повествование составлено по книге прот. Сергия Четверикова - "Старец Паисий Величковский" и по некоторым другим статьям по этому вопросу.

Прославление преп. Паисия состоялось в нашей Русской Зарубежной Церкви в день памяти Св. пророка Илии, 20 июля 1982 г. в русском Ильинском скиту на Афоне, основанном преп. Паисием.


 





Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей.
Copyright © 2016
Synod of Bishops of the Russian Orthodox Church Outside Russia.
При использовании материалов, ссылка на источник обязательна:
"Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей"
75 East 93rd Street
New York, NY 10128, U.S.A.
Tel: (212) 534-1601
Э-адрес для информации, присылки новостей и материалов: webmaster@synod.com
Э-адрес для технических дел: info@synod.com