На главную

 

ПАМЯТИ МИТРОПОЛИТА ПЛАТОНА (ЛЕВШИНА), ОСНОВАТЕЛЯ СПАСО-ВИФАНСКОЙ ОБИТЕЛИ (к Лазаревой Субботе и 200-летию кончины великого иерарха)

11 ноября 1812 года, в те дни, когда на развалинах сожженой и плененной Москвы снова зарождалась русская жизнь, народ понес тяжелую утрату – скончался носитель мощного национально-церковного духа земли Русской, ее печальник – митрополит Московский Платон (Левшин).

Об этом приснопамятном святителе многое было сказано и написано в различных трудах и исследованиях, а также и в проповедях и выступлениях великих светил Русской Церкви, ее богословов и историков. Посему в данной заметке ограничимся лишь кратким жизнеописанием его жизни и некоторыми малоизвестными фактами.

29 июня 1737 г., в селе Чашникове, в 40 верстах от Москвы, в семье скромного псалощика, родился сын Петр, будущий святитель. Когда ему исполнилось пять лет, мальчика посадили за Часослов и Псалтирь, а через два года Петр уже один отправлял на клиросе пение. На десятом году Петра, вместе со своим братом Александром (впоследствии московский протоиерей  одного из кремлевских соборов), определили в известную славяно-греко-латинскую академию. Здесь два брата жили в крайней нужде и упорных трудах, но суровая жизнь не угнетала бодрый дух этих способных отроков. По окончании курса Петр был оставлен при академии в качестве учителя и катехизатора. На этом послушании открылся необычайный ораторский дар молодого Левшина, «московского апостола», как вся Москва стала его величать. Вскоре о нем услышал знаменитый в свое время придворный проповедник архимандрит Гедеон (Криновский). По его совету, 14 августа 1758 г. Петр принял монашеский постриг, с именем Платона, от рук архимандрита Гавриила (Петрова), будущего митрополита Санкт-Петербургского. В 1759 иеродиакон Платон был рукоположен во иеромонахи и назначен на должность префекта и учителя философии в Троицкой семинарии, а в 1761 г. – ее ректором и наставником богословия.

В 1762 г., после коронации Императрицы Екатерины II, Платон торжественно встретил ее в Троице-Сергиевой лавре блестящей речью, окруженный воспитанниками семинарии, с пальмами в руках, с пением сочиненной им самим оды. Вскоре после этого он был возведен в наместники лавры, а в 1763 г. Платону была поручена обязанность преподавания Закона Божия наследнику престола, Павлу Петровичу. Екатерина II, отзываясь о действии на слушателей проповедей Платона, говорила: «Отец Платон делает с нами, что хочет: хочет, чтобы мы плакали, и мы плачем».

В 1770 г. состоялась епископская хиротония отца Платона, после которой он был направлен в Тверь в сане архиепископа. И тут архипастырь показал, что он обладает громадными талантами администратора. Образование духовенства, материальная его обеспеченность, благолепие храмов, благоустройство обителей – все было приведено в цветущее состояние.

В 1775 г. Екатерина II, проезжая через Тверь, лично вручила архиепископу Платону указ о его переводе в Москву, где, после чумы 1771 г. и мятежа, когда был убит восставшим народом в своих покоях архиепископ Амвросий, епархия находилась в бедственном положении: большая часть городского населения вымерла, церковные школы пришли в упадок. Здесь владыка Платон с присущей ему энергией взялся за дело: улучшил состав московского духовенства, ликвидировал известный «крестец» у Спасских ворот, на котором собирались запрещенные в священнослужении «крестцовые попы», и нанимались служить заупокойные литургии и различные требы, открыл несколько новых духовных училищ и поднял московскую академию. Через 12 лет, когда архиепископу Платону исполнилось 50 лет, он был возведен в сан митрополита.

Благодаря широкому пастырскому сердцу и христианской терпимости митрополита Платона, в соединении с благоразумными сочинениями и мероприятиями, в старообрядчестве усилилось движение единоверия, которого если не первоначальная идея, то, во всяком случае, воплощение ее в жизнь принадлежит приснопамятному святителю.

В 1796 г. скончалась Екатерина II и на престол вступил император Павел, ученик Платона. В 1797 г. митрополит Платон основал Спасо-Вифанский второклассный мужской монастырь, приписанный к Троице-Сергиевой Лавре. Указом царственного воспитанника митрополита в детстве Преосвященный Платон назначен первым его игуменом. При «Христовой Академии» (так называл Спасо-Вифанскую обитель сам основатель) была Вифанская семинария, давшая пышный плод московских святителей – митрополита Филарета (Дроздова) и архиепископа Августина (Виноградского). Во время короткого царствования Павла I, уже престарелый архипастырь жил, большей частью, в своей любимой обители, занимаясь епархиальными делами, благоустройством Вифанской семинарии, проповедыванием за часто совершаемыми им богослужениями. Среди этой спокойной жизни внезапно пришла весть о смерти Павла I, и в сентябре 1801 г. митрополит Платон совершил помазание на царство нового императора Александра I.

В 1811 г., чувствуя неспособность заниматься многосложными делами епархии и иными церковным послушаниями, митрополит Платон направил прошение Святейшему Правительствующему Синоду об увольнении его от дел управления. Просьба его была удовлетворена: дела управления Московской епархией были переданы викарному архиепископу Августину, а сам старец митрополит безвыездно стал проживать в любимой им Вифании.

Последний год земного странствия митрополита Платона, связанный с событиями Отечественной войны, был годом тяжких испытаний. Нашествие Наполеона застало старца удрученного болезнями, но угнетенный старостью, не взирая на тяжелую болезнь, владыка Платон являл собой пример, достойный нашего благоговейного преклонения. Он глубоко переживал о первоначальных успехах врага – постоянно стремился в Москву, чтобы благословлять народ на подвиг защиты Церкви и Отечества, и каждый раз в состоянии изнеможения возвращался назад, а 14 июля, как писали в «Московских Ведомостях» (№ 58, 1813 г.): «российский Златоуст, в маститой старости болезнью тела томимый, но духом бодрствующий в молитвах о спасении царя и царства, отправил императору Александру I образ преподобного Сергия Радонежского, писанный на гробовой доске его». Вместе с иконой архипастырь отправил государю послание, в котором написал: «Пусть дерзкий и наглый Голиаф от пределов Франции обносит на краях России смертоносные ужасы, но кроткая вера, сия правда Российского Давида, сразит внезапно главу кровожаждущей его гордыни».

Однажды митрополит Платон выступил с горячим словом в Кремле, недалеко от колокольни Ивана Великого, где было устроено возвышение. Сюда принесли иконы и святыни из кремлевских соборов, прибыли солдаты и верующий народ в великом множестве. Два диакона ввели старца на возвышение, где был совершен молебен (владыка Платон, по слабости, уже не мог служить). После молебна, по слабости голоса, приснопамятный иерарх обратился к народу через диакона, умоляя всех не волноваться и покориться воле Божией, обещая крепко молиться о Церкви, Отечестве и русских людях.

Интересно отметить, что приснопамятный владыка Платон не только слышал о Наполеоне, но и находился с ним в косвенной переписке. Император Франции, активно стремясь к переустройству Европы, начал вмешиваться в церковные дела ее народов. В 1810 г., мечтая о скорейшем соединении церквей Восточной и Западной, Наполеон обращается к митрополиту Платону через своего сенатора графа Грегуара, бывшего католического епископа, со следующим посланием (см. «СПБ Ведомости» № 198, 1912 г.): «Вам известно, что когда царь Петр был в Париже, учители сорбонские  представили ему записку о соединении церкви Греческой с Римской. Российские архиереи, находившиеся при петербургском Дворе, написали ответ, который не привел к желанной цели: они хотели, по их словам, иметь совещание с греческими патриархами Восточной Церкви. Надобно думать, что совещание сие уже было, но во Франции не сообщены ответы греческих патриархов, а меня уверяли, что оные находятся в архивах Святейшего Синода». Свое письмо сенатор закончил надеждой на соединение, «которое могло бы утешить Церковь, и которое доставило бы новые средства к низложению неверия и торжеству откровенных истин».

Это письмо через тогдашнего обер-прокурора князя Голицына было представлено на рассмотрение Святейшего Синода, откуда оно восходило даже до государя. По благословению одного и с соизволения другого, митрополит Платон ответил на это послание следующим дипломатическим письмом: «Все описки в архивах для открытия требуемых вами документов, остались тщетными; в них даже не найдено ни малейшего следа совещания Восточных Патриархов. С царствования Петра I деланные покушения касательно сближения двух церквей остаются безуспешными, и потому надобно убедиться, что подобная мысль совершенно противна духу народа русского. Народ наш столько привязан к своей вере, столько проникнут обязанностью сохранить оную во всей целости, что всякая в ней перемена может сделаться для русских оскорбительной и пагубной. Не мне теперь, среди недугов старости и при конце своего земного странствия, начинать дело, столь важное и великое; а мой удел – приносить молитвы о мире Церкви и о благоденствии своего Отечества».

Митрополит Платон своими проникнутыми духом христианским сочинениями, заботами о просвещении духовенства и народа, трудами по благоустройству храмов, обителей и семинарий, по воспитанию детей благоукрасил всю Русскую Церковь. Среди более 500 глубоко интересных и разнообразных трудов, сочинений и проповедей митрополита Платона были: «Краткий катехизис для детей», «Начальное учение человекам, хотящим учитися книгам», «Катехизис в беседах, предложенных народу», «Катехизис для священнослужителей и церковнослужителей», «Православное учение веры», «Краткая российская церковная история», «Житие преподобного Сергия Радонежского», «Три слова о ходатайстве святых».

Владыка Платон был погребен в вертепной церкви Спасо-Вифанского монастыря, освященной в честь воскрешения Лазаря Четверодневного. Надгробие гласило: «Здесь погребен телом Преосвященный Платон, митрополит Московский, архимандрит Троицкой лавры и сея Вифанския обители и при ней семинарии основатель».

По своей блаженной кончине митрополит Платон считался небесным покровителем детей. Иноки-насельники Спасо-Вифанского монастыря сообщали о том, что возлагались детские рубашечки на гробницу святителя и затем надевались на болящих детей с верою в чудотворную силу молитв священноначальника Платона. В монастыре велась «запись чудесных случаев исцеления детей по вере в молитвы святителя Платона».

Хочу заключить словами, произнесенными архимандритом Евгением в своем надгробном слове в день отпевания Преосвященного Платона в Троицком соборе Троице-Сергиевой Лавры:

«...не стало Платона. Закатилось светило, столько лет полнонощный край освещавшее и своею зарею проникшее во все страны Европы. Закатилось светило Церкви, слава нашего века, удивление потомства, украшение и образец пастырей, пример и утешение народа...»

Вечная память великому иерарху Платону, его-же святыми молитвами Господь да помилует и простит нас, да поможет Он нашим детям, юношам и девушкам сохраниться добрыми православными верующими людьми!

Составил протоиерей Серафим Ган

 


 





Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей.
Copyright © 2016
Synod of Bishops of the Russian Orthodox Church Outside Russia.
При использовании материалов, ссылка на источник обязательна:
"Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей"
75 East 93rd Street
New York, NY 10128, U.S.A.
Tel: (212) 534-1601
Э-адрес для информации, присылки новостей и материалов: webmaster@synod.com
Э-адрес для технических дел: info@synod.com