На главную

 

Слово Г.В. Александровича,
посвященное светлой памяти протоиерея Феодора Шевцова.

(сказанное на поминальной трапезе в день похорон в среду, 15 июня 2016 г.)

От редакции: В среду, 15 июня, митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион, совершил Божественную литургию и отпевание протоиерея Феодора Шевцова в Сретенской церкви (Стратфорд, Коннектикут) в сослужении епископа Манхеттенского Николая, духовенства Восточно-Американской епархии. После погребения почившего была предложена поминальная трапеза в церковно-приходском зале, на которой выступил друг детства отца Феодора Георгий Александрович.

Когда наступает час расставания с хорошим другом детства, невольно появляется желание поделиться с семьей и всеми окружающими друзьями, вспомнив все то, что я испытал за всю свою жизнь в общении с отцом Феодором. Это желание особенно сильно, когда дружба была особенной, искренней и братской и от которой остались самые теплые и незабываемые воспоминания.

Мы встретились с Федей в середине 1930-х годов, когда семья Шевцовых переехала из Сремских Карловцев в Новый Сад. Мы учились в русской начальной школе, где учились русские дети из разных сословий. Наша дружба с Федей началась со того дня, когда пара забияк в классе начали драться. Никто не знал, как их остановить. Тогда Федя громким голосом крикнул: "Эх вы, языком болтай, а рукам воли не давай". Дравшиеся, не ожидав такого приказа, перестали драться. Вот под таким девизом Федя и продолжил свой жизненный путь, развивая и уточняя свой подход к жизни. На него также влияли вера и убеждения родителей, которые стояли за правду, за веру в Бога и любовь к Отечеству. Федин отец, Иван Иванович, как и большинство наших русских, пошли в начале войны служить в русский охранный корпус, ища путей к воскрешению порабощенной России, которое не пришло почти до конца столетия. Между тем, русское зарубежье воспитывало и приготовляло молодое поколение к продолжению задачи вернуть всем Родину - Россию с ее Православием.

С шестилетнего возраста мы прислуживали в церкви и проходили Закон Божий, который нам преподавал батюшка, инвалид гражданской войны, отец Сергий Самсониевский. Мы с Федей подружились еще ближе и участвовали в Сокольской организации, которая дала нам возможность познать Россию и привила любовь к ней.

Но настоящие испытания начались, когда мать Феди, Вера Митрофановна, тяжело заболела. Тогда Иван Иванович уже служил в Русском корпусе. Мы с Федей вместе работали по вечерам в русской библиотеке - выдавали книги. Днем учились и проводили свободные минуты вместе, строя кораблики, которые пускали на Дунае. Наш настоятель прихода, отец Сергий, не смог больше служить из-за искалеченной снарядом ноги. Вскоре он скончался и на его место был назначен молодой священник отец Владимир Родзянко. Он нам стал преподавать Закон Божий.

Война разгоралась и мать Феди не перенесла болезни и скоро скончалась, а наша дружба еще более окрепла, когда у моей бабушки случился инсульт. К счастью, семья изумительного Леонида Графа приютила Федю и, когда настала время эвакуироваться, вся семья Графов увезла Федю в Германию. Война шла в полном разгаре и мы с Федей потеряли связь друг со другом.

После многих лет странствований и переездов в Америку, наша жизнь вошла в спокойное русло. Я ничего не знал о Феде.

Однажды в Америке мне довелось встретиться с Александром Пинчуком, с которым мы начали работать на одном электронном предприятии. От него я узнал, что он двоюродный брат Феди, но связи с ним еще не имел. Прошло несколько лет и я, закончив военную службу, получил работу в предприятии, где мне надо было получить данные о пластике. Позвонив на завод, я попросил поговорить с инженером знатоком по пластике. Меня соединили с господином Шевцовым. Что последовало, пересказывать излишне. С этого дня наша дружба начала находить потерянную нить и вскоре мы с Сашей Пинчуком поехали в Коннектикут, где и встретились опять.

Жизнь наша часто руководит нами без нашего согласия, обязанности к семье, работе и родителям часто изменяет ход жизни. Федя переехал с семьей в южный штат и мы снова потеряли связь. Прошли годы и мы с супругой поехали на доклад о "екатеринбургских останках" в общественном центре "Отрада" в Нью-Йорке. И вдруг во время перерыва я узнаю Федю, но уже как отца Феодора, с бородой, в рясе с наперсным крестом разговаривающего с участниками встречи. Опять наша встреча была полна самых необычайных переживаний. После доклада мы поехали на кладбище в Ново-Дивеевском женском монастыре и отслужили панихиду по моим родителям, которых отец Феодор прекрасно знал.

С той поры, мы не теряли связь друг со другом и отец Феодор с матушкой Ниной Евгеньевной разделили с нами радость празднования 50-летия нашей свадьбы. Последние 9 лет прошли в заботах о наших семьях, о здоровии и т.д., но наша дружба держалась даже тогда, когда мы не могли лично встретиться и вспомнить молодость, друзей и годы, прожитые вместе.

Я очень рад, что на моем жизненном пути был такой друг, который меня понимал, поддерживал, вдохновлял, за меня молился и память о котором останется у меня на всегда.
Царство Небесное и вечный покой дорогому и верному служителю Божию протоиерею Феодору!

 


 





Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей.
Copyright © 2016
Synod of Bishops of the Russian Orthodox Church Outside Russia.
При использовании материалов, ссылка на источник обязательна:
"Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей"
75 East 93rd Street
New York, NY 10128, U.S.A.
Tel: (212) 534-1601
Э-адрес для информации, присылки новостей и материалов: webmaster@synod.com
Э-адрес для технических дел: info@synod.com