На главную

 

Благочестие святителя
(к 15-летию кончины архиепископа Антония (Медведева))

Чтец Владимир КРАСОВСКИЙ, Сан-Франциско:

Одно из отличительных свойств приснопамятного архиепископа Антония было, несомненно, его глубокое благочестие, его отношение ко всему святому, ко всему, касающемуся святой Церкви Христовой – к богослужению (как будничному, так и к праздничному), к частным требам, к предметам церковным: облачению, кресту, книге богослужебной, ватки от чудотворной иконы… Он всегда, я подчеркиваю, всегда, относился к службе, к святыням, с великим трепетом и страхом Божиим. С этим отношением были сопряжены трезвость и простая, но очень глубокая, логика. 

О благочестии архиепископа Антония можно было бы написать книгу. Я хотел бы поделиться с читателями некоторыми случаями из жизни Владыки Антония, показывающие его благочестие. 

Когда я был делопроизводителем консистории Западно-Американской епархии, мне пришлось принять 5-6 коробок с новоизданными архимандритом Митрофаном (Мануиловым) на славянском языке евангелиями. Эти евангелия были предназначены для бесплатного распространения о. Митрофаном. Я указал почтальону поставить коробки на пол в коридоре у входа в епархиальную канцелярию. Немного погодя в канцелярию спустился архиепископ Антоний (он жил в квартире над канцелярией) и, заметив коробки с евангелиями, сказал мне их поставить в другое место, а сам пошел в заднюю комнату искать документы в епархиальном архиве. Я принялся за дело, но вместо того, чтобы каждую коробку отдельно перетаскивать, я решил все коробки, при помощи правой ноги, передвинуть. Когда Владыка вышел из архива и увидел, как я двигаю коробки ногой, у него на лице появилось волнение (те, кто близко знали архиепископа Антония, очень хорошо помнят это его выражение – он ясно давал знать, что что-то не в порядке). Он озабоченно с расстановкой меня спросил: «Что ты делаешь?!» Я ему ответил, что согласно его указанию я переставляю коробки. Владыка воскликнул: «Ведь в этих коробках святое Евангелие!» Я в недоумении ответил: «Ну и что?» Тогда Владыка мягко, объяснительным тоном мне говорит: «Мы не смеем передвигать такие коробки с такой Книгой ногами». Я взялся руками отдельно перетаскивать каждую коробку в отдельности. 

Однажды я вез архиепископа Антония и протопресвитера Илью Веня в больницу кого-то причастить. Отец Илья сидел сзади со святыми Дарами. Я его хорошо знал, поскольку он меня миропомазывал в Гонконге, будучи настоятелем тамошнего Воскресенского храма. Я его обычно называл «Ее», что по-китайски значит «дедушка», поскольку у меня отношение к нему (и к Владыке Антонию) – сыновнее. В этом году, в ноябре месяце о. Ильи исполнится 109 лет. Когда мы ехали в больницу я несколько раз пытался заговорить с о. Ильей, а он очень не охотно мне отвечал. Меня это озадачило и я подумал, что может быть я его чем-то обидел: «Не сердишься ли на меня, Ее?» Владыка Антоний, который сидел рядом со мной, повернулся ко мне и в полголоса, ласково и с любовью сказал: «Вова, у батюшки святые Дары, старайся с ним не разговаривать без надобности,… а то вообще в присутствии святых Даров лучше соблюдать благоговейное тишину». Дальше мы ехали в больницу в полном молчании. Надо сказать, то благодаря этому ощущение у меня было особенным. 

Великая пятница. В этот святой день каждый верующий идет в церковь на богослужение с особым трепетом. Для меня как регента, и для хора, богослужения Страстной седмицы уже «впеты» и проходят со спокойной, тихой торжественностью. Святая Церковь нас готовит к великому Торжеству из торжеств, к святой Пасхе. Архиепископ Антоний приходит в храм и готовится к службе, облачается. Физически, особенно в последние годы его жизни, он изнемогает, но чувствуется, что он окрылен невероятной духовной силой, энергией, которая его несет. Глаза у него целеустремленные, выражение на лице очень сосредоточенное. Приближается к концу вечерня Великого пятка. Храм полный богомольцами. Хор поет самоподобны «Егда от древа», а затем стихиру «Тебе одеющагося» болгарского распева, читается Трисвятое и наконец звучит тропарь «Благообразный Иосиф». Медленно, вереницей духовенства и прислужниками, выносится осененная шестью рипидами старинная русская плащаница. Четыре священника высоко над головой Владыки Антония на носилках держат ее. У Владыки Антония на голове небольшое евангелие. Владыка Антоний, при помощи протодиаконов, с трудом опускается на колени перед гробницей. Его голова преклонена. Святая плащаница с трепетом кладется «во гроб». Владыка, будучи на коленях у подножья гроба не смеет «поднимать очи свои» и, смотря в землю, благоговейно протягивает руки к плащанице и нежно кладет евангелие на тело Божественного Мертвеца. Только после этого Владыка дерзает подняться на ноги. Он встает, возлагает венок и осторожно, не спеша, помазывает Тело благоуханным маслом. Невозможно словами передать то чувство, которое охватывало меня каждый год в этот благодатный момент… 

Благочестие архиепископа Антония проявлялось во всем. Оно ограждало его от мирской суеты, от «стрелы летящие во дни». Господь Бог неоднократно сподобил меня грешного быть свидетелем этого благоговейного трепета, духовной стойкости Владыки Антония. Владыка Антоний дышал этим трепетом, им жил. 

Господь да упокоит светлую душу приснопамятного архиепископа Антония. Вечная память дорогому Владыке, а нам всем побольше пропитываться его благодатным примером.

"Православная жизнь"

 


 





Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей.
Copyright © 2016
Synod of Bishops of the Russian Orthodox Church Outside Russia.
При использовании материалов, ссылка на источник обязательна:
"Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей"
75 East 93rd Street
New York, NY 10128, U.S.A.
Tel: (212) 534-1601
Э-адрес для информации, присылки новостей и материалов: webmaster@synod.com
Э-адрес для технических дел: info@synod.com